Запах тайги

Запах тайги
Нашёлся в средстве
Для полосканья зубов.
Примешь душ,
Почистишь зубы
Улыбнёшься себе
В запотевшее зеркало:
Ну, поехали!

На уроках природо-

На уроках природо-
ведения изучали
Смену времён года.
Это ж легко: вначале
Весна, а за нею лето, да
осень, зима — вот год вам.
Кажется, проще некуда,
Только вот с каждым годом
Всё быстрее и смутней
Весна, а за нею лето
Да осень, зима. По сути
Год растерялся где-то.
Бились в окошко капли,
Снежинки во тьме рябили,
Стрелки часов, как сабли,
Время вовсю рубили,
Чтоб в незаметном смерче
Весна, а за нею лето, да
Осень, зима. До смерти,
То есть, до дальше некуда
Весна, а за нею лето
Да осень, зима, и век, и
Сонно, ещё не в Лету,
Но прикрываешь веки.

Ещё не в голосе пророк,

Ещё не в голосе пророк,
И даль пуста и безымянна,
Но если всюду лишь песок,
Надежда только лишь на манну,
Которой столько, что ни съесть,
Ни унести в метель построек,
Но стоит на неё подсесть,
И говорить уже не стоит.
Но так мы влипли в разговор,
Что тело лишь с трудом отходит
И зарывается в шатёр,
Чтоб отодрать слова от плоти

То, что хотел исправить,

То, что хотел исправить,
Словно в тягучем сне
Бросишь монеткой в память:
Сколько их там, на дне?

Сумрачен мир бетонный,
Но загляни в рассвет:
Может, блеснёт в ладони
Пара шальных монет.

Всё меньше сумм, всё больше разниц,

Всё меньше сумм, всё больше разниц,
Что между ними — не пойму.
Мой центр перевернут навзничь,
А небо замерло в дыму,
Похоже, так уже надолго,
Что, если выход не найду,
С какого правдашнего хокку
Раздастся плеск в моём пруду?

Пока найдётся между слов

Пока найдётся между слов
Лишь то, одно — в пылу азарта
Сто тысяч дней и островов,
Давно затёртые на картах,
Прорвали сеть координат,
Ушли на дно, возникли снова,
Но нету силы отдирать
Одно названье от другого,
Пока, омытые дождём,
Вдруг не поднимутся над ними
Один лишь остров, город, дом,
Одно-единственное имя.

Возвращаешься назад,

Возвращаешься назад,
Уцелев почти.
Если нечего сказать,
Лучше промолчи
Там, где нараспашку дверь,
Но в хоромах чад
Да тревога, что теперь
Не в кого молчать.

Прожив сто тысяч зим и лет

Прожив сто тысяч зим и лет
В каком-нибудь углу укромном,
Пугливо выползу на свет
Неприхотливым насекомым,
Чтоб, оглядевшись неспеша,
В последний шанс поверить слепо,
Услышав голос малыша,
Пронзивший вдруг: "Лети на небо!“

Взгляд травою зарастёт,

Взгляд травою зарастёт,
Обмелеют речи,
Ветром вольным занесёт
В тёмное заречье.

Под обломками арго
Из последней силы
Вдруг приснится нелегко,
Что однажды сплыло.

Время согнуто в дугу
И вот-вот замкнётся.
Посидим на берегу
В ожиданьи солнца.