В год крысы

В год крысы
Мы догрызли
Последней науки гранит.
Наши мысли
Почти навзрыд,
Но тела
Ещё в тонусе.
Жаль, в год козла
Потонут все
Во всеобщем равенстве с пьянством.
Не стоит даже пытаться
Поднимать чьи-то веки.
Только лишь крыса из нержавейки
Способна найти прокорм нам,
Используя сеть Глонасс,
И стать наземным драконом
Для нас.

Ты плыви, давай, плыви

Ты плыви, давай, плыви,
Со стремнины выгребая,
Взмахи вялые твои,
Как молитва отходная.

Но за веточкой-строкой
Потянись судьбой нелепой,
Ведь до берега рукой,
Ближе, чем до края неба.

Это ж просто: выдох-вдох,
Жизни дремлющая заводь.
Может быть, ещё даст Бог,
И научишься ты плавать.

В спазме очередном

В спазме очередном,
Мебель отдав на выкид,
Стал бесконечен дом,
Не отыскать в нём выход.

Шляюсь за годом год
Там, где концу нет края.
Эхо летит вперёд,
В долгой пыли стихая.

В дыры глаза истёр
В квесте тысячелетнем.
Комната, коридор.
Нет никого в ответ мне.

Хочется

Хочется стать чуть лучше,
Хочется стать счастливей.
И, поскольку я плоский,
А эти желания перпендикулярны,
То они обязательно пересекутся
В точке, которая и станет для меня
Точкой отсчёта.

Приходи пораньше

Приходи пораньше,
С хлебом и вином.
Будем строить башню
На песке моём.
Если выйдет боком
Наш высокий труд,
То из-под обломков
Нас не извлекут.

"Это кара божья"
Брякнет кто-нибудь.
Приходи, как сможешь,
Закусь не забудь.
Не за славой прыткой
Бошки разобьём.
Дело лишь в попытке
Да в песке моём

Словно квест на глупую считалку

Словно квест на глупую считалку
Прохожу по взломанной судьбе.
Ищет взгляд заветную пасхалку,
Ловит слух подсказки о тебе.

Аватарки выросли на лицах.
Кто здесь бот, а кто ещё живой?
Невозможно взять и сохраниться,
Чтоб уйти на level нулевой.

И ни с глаз долой, ни вон из кожи,
Лишь надежда сердце посекла,
Что считалка выскользнуть поможет
За кривые трещинки стекла.

Табакерка детям не игрушка

Табакерка детям не игрушка,
Но дела у взрослых и долги.
Доживает курица-чернушка
Самые последние деньки.

Ты себя, Алёшенька, не мучай
Не сейчас и не на склоне лет.
Всё во сне смешается дремучем,
Чтоб на дне ручья заледенеть.

Или заводи свою пластинку,
Что, хотя и времени в обрез,
Но твоя искристая слезинка
Всё ж чего-то стоит для небес.

На столе вино и хлеб

На столе вино и хлеб,
Небеса совсем седые.
На сто вёрст вокруг вертеп,
Маршируют вдаль святые.

Даже тот, кто обречён,
Взгляд с надеждою роняет.
Где-то ангел за плечом
Беса мелкого гоняет.

И не враг мне, а собрат
После трапезы напомнит
Крошки тёплые собрать,
Птицам вынести из комнат.

Превратится время в шёпот

Превратится время в шёпот,
А пространство в тусклый зал.
Буду я губами шлепать,
Словно всё уже сказал,
Словно прячутся под флёром
Мысли, память и мечты
В ожидании суфлёра
Или полной темноты.