Продолжает город дотемна

Продолжает город дотемна
Выпивать дыхание и силы.
Но, скажи, с какого бодуна
Мне тебя сегодня не хватило?

Я легко сумею наплевать,
Растереть, сбегая в аватара.
Ну, какого мне тебя опять
Целый день сегодня не хватало?

Во хмелю над пропастью во ржи
Начинаю дёргаться нелепо
Там, где неба чёрного режим
Нарывает внутреннее небо.

Утро заметно у'же, а день темней.

Утро заметно у'же, а день темней.
Хватит тебе на ужин одних камней,
Хватит тебе на завтрак пустой воды
Неизбавимо затхлой, как вкус беды.

Только тебе, вернувшемуся живым,
По фиг, что утро у'же, а день, как дым.
Это всё морок, мелочь, заскок с утра.
Раз ничего не сделать, забить пора.

Это всё просто, словно воды глоток:
Тянешь густое слово до нити строк,
Вяжешь случайных образов узелки,
Чуешь, как с третьей мойрой уже близки.

Мы неведомый свет не искали,

Мы неведомый свет не искали,
Не валялись в полночной траве,
Просто спелись вино и хинкали,
Просто ветер заныл в голове.

Но и в этом смешалось так много
И травы, и небесных высот,
Что казалось, дыхание Бога
Нас с тобою коснётся вот-вот.

И не грешная, и не святая,
То глазаста, то напрочь слепа,
Вдаль косички дорог заплетая,
Спляшет наша цыганка-судьба.

Покинешь насест

Покинешь насест и тёмный нащупаешь след,
С разбега рванёшь, но тут же вернёшься с пустыми,
Ведь перечень мест не сходится с картою лет,
И греческий вождь в запое с троянским отныне.

И, пойлом густым глаза заливая с душой,
Подсядешь за стол, откроешь и уши, и память.
И, клином своим не пробуя выбить чужой,
Проснёшься в простор такой, что нельзя и представить.

Слишком многое застынет

Слишком многое застынет
Нескончаемой зимой.
Тот, кто прожил век навылет,
Возвращается домой,
Чтоб чернилами стекая,
Обратиться в пару строк.

Выпей солнца из стакана,
Ободри себя чуток
Тем, что, хоть под снегопадом
Побелела голова,
Может, не одним лишь паром
В небо вырвались слова.

Погружается тучный поезд

Погружается тучный поезд
В темноты кисель.
Мы с тобою случайны порознь,
Как стрела и цель
В ожидании и в погоне,
Меря тьму и свет.
Но оставшийся на перроне
Безнадёжно слеп.
А в вагоне напоят чаем,
И дадут постель.
Но прибытия пункт случаен,
Лишь похож на цель.

Не высыпаясь крайне,

Не высыпаясь крайне,
Ползаю телом сонным,
Осколками сна изранен,
Вспорот, исполосован.

Но не даётся присно
В руку мне сон заветный.
Мелко я сплю и быстро.
Молча я снюсь, бесследно.

Пили три тётки

Пили три тётки
Пиво без водки.
Пили три дядьки
Всё без оглядки.
Булькало в глотках
Ёмких и кратких:
Дядьки о тётках,
Тётки о дядьках.