November 29th, 2019

Всё лечит время, лечит

Всё лечит время, лечит
убогих и больных.
И те уже далече,
которые в иных
И городах, и царствах.
А наш увяз сюжет
Средь мирного мытарства.
И вот иных уж нет.
И только дрогнет пламя
на кончике свечи,
И, взяв за плечи, память
с укором помолчит.

Снова спотыкается волчья сыть

Снова спотыкается волчья сыть,
Чтоб меня тем самым свести с ума.
Я на лето перевожу часы,
Потому что слишком вокруг зима.

Но смурна погода и сивка бур.
Из-под ног уходит застывший лёд.
Никуда не деться от снежных бурь.
Занесёт нас по уши, заметёт.

Но пройти хотя бы ещё чуть-чуть,
Не пуская в душу волчливый вой.
Я лишь сам себе доказать хочу,
Что ещё хоть капельку, но живой.

Хоть А-Кэ-эМы хрюкотали,

Хоть А-Кэ-эМы хрюкотали,
И град лупил нам прямо в лоб,
Но в каждом выжженном квартале,
Мы находили место, чтоб,
На время выпав из эфира,
Забив покрепче благодать,
Забить на всё, запить чефиром
И время перебинтовать.

Мы в этих улицах погрязли,
Чтобы свести к лицу лицом
То, что выплёскивает красным
И то, что чиркает свинцом.
Тенями став, нырнув в потёмки,
Пусть без имён, но с сотней глаз,
Поскольку зелюки в зелёнке
Уже заправили фугас.

Жизнь как котикс

Жизнь как котикс

Рустамо-кафе - вид антикафе, где посетители могут понаблюдать за рустамами, подержать их или сфотографироваться с ними. Идея быстро приобрела популярность во всем мире. Одна из причин популярности — отсутствие возможности завести или содержать домашнего рустама, поэтому люди посещают кафе, чтобы «пообщаться» с питомцами.

Снега становятся острей.

Снега становятся острей.
А мы с тобой по ним босыми,
Отбросив прочь язык зверей,
Птиц, и людей, и иже с ними.
Покинув дом и свет пустой,
Сквозь тьму хромают наши души,
Чтоб наконец-то меж собой
Поговорить без слов недужных,
Забыв о суетной грызне,
О том, что нестерпимо стыдно.
Снега становятся красней,
Хоть в темноте почти не видно.