rustasha (rustasha) wrote,
rustasha
rustasha

Categories:

Стихи и БИ

Именно поэтому умение слагать стихи издавна ценилось нашими предками – причем, что примечательно, именно представителями наиболее воинственных сословий. Практически все поэты, за очень редким исключением – дворяне, то есть представители военной аристократии или ее потомки. Умение складывать стихи равно ценилось и викингами, и самураями. То есть, практически независимо друг от друга люди, жившие за счет своего боевого умения, начинали ценить и стихосложение – по какой причине?
Стих имеет ритмику, четкую структуру, но при этом еще и должен передавать какой-то смысл. Хороший стих при этом еще и несет несколько слоев смысла, так что каждый человек видит в нем какие-то свои оттенки. Как бы ни было странно, но боевое движение требует от исполнителя именно тех же качеств.
В нем необходим четкий ритм, без которого нет возможности сохранить дыхание и контролировать собственную инерцию, не говоря уж об инерции противника. Ритм может быть простым или сложным, с «подголосками», синкопами, или без – но без него не обойтись, ибо ритм есть координация, сложение усилий множества различных мышц для решения какой-либо задачи.
Далее, в боевом движении должно быть несколько слоев боевого смысла, то есть, универсальность, позволяющая отрабатывать одно движение, но решать с его помощью несколько задач – ту или иную, в зависимости от ситуации. Кроме того, такие движения выгодны еще и тем, что требуют минимальных изменений в случае ошибки – или же вообще не требуют их, просто поворачиваясь к противнику одной из своих «запасных» сторон. Именно так и возникает впечатление, что мастер заранее читает намерения врага.
Далее, стих обязывает стихотворца выразить некую информацию в наиболее сжатой форме. Именно поэтому и висы и танка были короткими – как и движения в бою. Краткость формы требовала наличия большого и АКТИВНОГО словарного запаса – точно так же как разнообразие боевых ситуаций и возможность встретиться с неизвестным стилем боя требовало большого количества разнообразных умений, связанных друг с другом на основе каких-то общих принципов. Простым заучиванием здесь обойтись было невозможно – точно так же, как вести стихотворный диалог, популярный и у самураев, и у скандинавских скальдов, с помощью заученных заранее стихотворных «шпаргалок» Пушкина, Шекспира и Лермонтова. Конечно, может быть, что-то и подойдет – но через пару «ходов» все так или иначе станет ясно. Как в бою.
Несомненно, что в стихе, как и в боевой практике, имеются какие-то наработанные заранее приемы и «заготовки», применимые в разных случаях.
Итак, что же дает стих? Не только определенную организацию речи. Смотрите глубже. Такая организация невозможна без соответствующей организации мышления. Именно поэтому, повторюсь и подчеркну, наиболее ценились и наилучшим способом доказывали мастерство стихотворца именно «диалоги в стихах», а не пространные оды, написанные в благоприятном уединении. Сказать вису прямо по ходу ситуации, сказать, как это часто бывало, получив смертельный удар – вот что было признаком мастерства. Может ли быть более весомое доказательство того, что человек мыслит ИНАЧЕ, чем то, что он произносит стих в тот миг, когда вражеский меч вонзается в его грудь?
Так вот, тот, кто писал стихи, - не просто сочинял «с днем рожденья поздравляю, благ и счастья вам желаю», не просто рифмовал «день» и «конь», а пытался создать нечто большее – тот может себе представить, что такое медитация. Мышление на заданную тему, в заданной форме, с предельной концентрацией на смысле – вот что это такое. И именно в бою такой способ мышления наиболее продуктивен. Учитывая форму, которой нельзя не соответствовать (собственное физическое тело, количество противников, предметы окружающей обстановки), вы проявляете чудеса ловкости и координации, находя наиболее универсальное, наиболее экономичное – оно же красивое – тактическое и техническое решение. Вот это и есть искусство, вот в это и заключается творчество – а не в тупом заучивании и повторении чужих стихов (или же ката) с категорическим запретом как-либо отходить от раз и навсегда канонизированной формы. Изучать основы и принципы необходимо, это да – но именно как основу для собственного творчества. Если же творчества нет, то налицо довольно таки унылое и однообразное времяпровождение, этакая добровольное самоистязание, полумонашество – за исключением того, что вы не понимаете, чего ради вы все это делаете, но при этом уже не можете признаться в этом окружающим, чтобы не засмеяли. Остается только делать значительное лицо и делать вид. что вы «занимаетесь боевым искусством».

Юрий Юрьевич Сенчуков — автор книги «Да-Цзе-Шу», разработчик системы «Контэн», исследователь традиционных боевых искусств и спортивных единоборств, вице-президент московской федерации Хапкидо [1].
Tags: Айкидо, Цитаты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments