Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Прожив сто тысяч зим и лет

Прожив сто тысяч зим и лет
В каком-нибудь углу укромном,
Пугливо выползу на свет
Неприхотливым насекомым,
Чтоб, оглядевшись неспеша,
В последний шанс поверить слепо,
Услышав голос малыша,
Пронзивший вдруг: "Лети на небо!“

Только вышагнул из детской,

Только вышагнул из детской,
А внутри уже саднит.
Превращается эдемский
Сад в хозяйство Гесперид.
Давит камень небосвода,
Но свободней на душе,
Чем ловить во тьме кого-то
В гефсиманском шалаше.

И вот начинается завтра,

И вот начинается завтра,
И сон выползает из губ,
И женщина ждёт космонавта
И варит картофельный суп,
И в школу детей собирает,
Как-будто бы мужа в полёт,
И пыль на лету протирает,
И песню о счастье поёт.

А время летит беззаботно,
И кто-бы и как не грешил,
Никто не погибнет сегодня,
Поскольку я так здесь решил.
Заткнись сволочная Кассандра,
Я в курсе дурных новостей,
Но вот начинается завтра,
И к дому спешит Одиссей.

Светом одним питаться,

Светом одним питаться,
Не выходя за край.
Хочешь куда податься?
Там далеко не рай.
Там и больней и строже,
Полная пасть забот,
На огрубевшей коже
Не просыхает пот.
Яростное глиссандо,
Самый случайный джаз.
После яслей и сада —
Это начальный класс.

Только убравшись с Крита

Только убравшись с Крита,
Стянешь доспехов кожу.
Были с тобою квиты,
Станем с тобой похожи.
В море беспутный ветер
Нас разведёт с врагами.
Тихую бухту встретим,
Нашим подарим детям
Папочкин шлем с рогами.

На снежном идти ветру

На снежном идти ветру,
Горючий терпя огонь.
Всё меньше имён во рту,
Что греют твою ладонь.

Скрипит под ногами след,
Все плечи натёр мешком.
Мелькнёт впереди просвет,
Тесней, чем иглы ушко.

Стучи в ледяную дверь,
За нею почти лубок:
Застолье, живая ель
И детских надежд глоток.

И вот, когда в сотый раз вспотевший

И вот, когда в сотый раз вспотевший
Словам теряешь лохматый счёт,
С улыбкой ангельскою потешить
Тебя приходит во сне твой черт.

Хоть голос нежен его и сладок,
Но пересохло внутри души.
Тебе уже не до снов и яблок,
В ушах и окнах трава шуршит.

И словно где-то младенец плачет,
И словно кто-то кувалдой в лоб,
И столько соли в поту горячем,
Что ты почти что уже, как столб

Тянутся дни и нервы

Тянутся дни и нервы,
Бьёт их глухая дрожь:
Вот он ребёнок первый,
Бог знает на что похож:
Красный какой-то, тонкий,
В руки взять страшно. Но
Берёшь и несёшь недолго,
Долго, уже давно,
Пока не обгонит ростом,
Мир не отстроит свой.
В первый раз так непросто.
Почти, как и во второй.