?

Log in

No account? Create an account

Пропали А и Б

Пропали А и Б
В миграции носилок.
И дальше на трубе
Сидеть уже в силах.
Сползает, как пунктир,
Царапаясь о строки.
Сыграйте же верлибр,
На медном водостоке.
Когда славянки марш
Ударит настоящий,
Вдруг новых слов мираж
За шиворот потащит.

Сферический конь из вакуума
Всё катится в никуда.
Вот завели б собаку мы
Или хотя б кота,
Мурлыкал чтоб на диване,
Блохастый был, но живой,
А конь уж так идеален,
Что страшно задеть его.
Не причесать ему гривы,
Не наобниматься с ним.
Мы взять хомяка могли бы,
Но мы идеал храним.

В старый двор я возвращаюсь
Через годы налегке.
На качелях покачаюсь,
Подтянусь на турнике,
На скамеечку присяду.
Загорится в окнах свет.
Заору я: "Эй, ребята!"
И сбегу, не ждя ответ.
На бегу дурацким смехом
Захлебнусь до слёз в глазах.
За спиною то ли эхо,
То ли чьи-то голоса.

Провожающих просят покинуть вагон.
То ли дёрнулся поезд, а то ли перрон.
Как на фото размажутся лица,
Чтобы в будущем не повториться.

Только голос достанется мне, но и он
Распылится меж станций и лучших времён,
Словно ты ничего не сказала
На прощальной ладони вокзала.

А глаза высыхают, слезиться устав.
Провожающих просят покинуть состав.
Всё пойдёт чередой, как и прежде,
Лишь пространства окажется меньше.

Подстелил чего не жалко,
Чтобы после прорву лет
То соломинка держала,
То давила на хребет
Так, что силы нет заплакать,
Проходя через пустырь
Мимоходный словно лапоть,
Ненадёжный, как пузырь.

Прошлое уже не по зубам,

Прошлое уже не по зубам,
Будущее глазу неподвластно.
Хочешь погадаю по губам,
Что тебе покажется прекрасным?
Что замрёт, а ночью отомрёт,
В сон войдёт, и обернётся утром,
Чтобы, взяв в привычный оборот,
Тут же прошлым сделаться беспутным?

Лет через тридцать

Лет через тридцать спросят внуки:
- А ты и правда рос в фэйсбуке?

Отвечу: - Да, какой пустяк...
Я ж до него ходил вконтакт!

И внуки гордые за деда
Телепатнут друзьям про это.

Там, где стеклись дороги,
Город вдруг стал цветным.
Первый звоночек долгий,
Охрипший за летний дым.
Ну, привыкай, мой бедный,
Чистенький, как тетрадь,
Глупый звонок последний
С той же надеждой ждать.

Не идёт ко мне гора...
Снова трезвый я, ура!

Я плюс Ленка равно любовь.
Ленка с Лёхой равны тому же.
Я плюс Лёха - не в глаз, а в кровь,
И по брови в грязи из лужи.

У директора на ковре,
Курс отслушав семейной этики.
"В уравнении нет корней" -
На полях пишу арифметики.

Сколько бы дозоров не отстроили,
Каждый безнадёжен изнутри.
Сделай селфи, сохрани в историю,
А потом безжалостно сотри,
Потому что умудрённо ведаешь,
Заскучав средь улиц городских,
Что однажды выживут легенды лишь,
А точнее - отголоски их.

Застыла каменная бровка,
И дремлют вёрсты впереди.
Как долго длится остановка,
Когда теряешься в пути,
Когда, сбежав от вечных сказок
И рыжих пятен на реке,
Ещё уже ничем не связан
В забытом Богом тупике.

Жалость

Какая жалость!
Нет, показалось...

Новая школа

Шагнув за другую ограду,
Я в новую школу попал,
И сел я за новую парту,
И новый учебник достал.
И новый учитель по карте
Указкою новой водил.
Я с новой соседкой по парте
Сидел. И по старой грустил.

Подрос

Выше всех теперь я в классе:
Выше Бори, выше Васи,
Выше Толи и Рината.
Это лето виновато,
Что подрос я раньше срока,
Обогнал своих друзей.
Там, вверху мне одиноко,
Подрастайте поскорей!

Зеваем

Вот солнце устало, и вечер настал.
И мама зевала, и папа зевал.
На коврике жмурилась кошка-зевака
Наш дом охраняя, зевала собака.
Я телек включил и уселся на стул.
Зевнул. И по телеку диктор зевнул.
Сказал он: «Спокойного всем вам спанья».
И вдруг все уснули. Особенно я.

Много ль надо человеку,

Много ль надо человеку,
Чтобы память замести?
В сон войти, как дважды в реку,
Где сгорели все мосты.
И, умывшись ледяною,
Обжигающей в бреду,
Рыбой стать или волною.
А наутро весь в поту
Вытечь каплею на божий
Свет из душной темноты,
Помня, что не вспомнить больше,
Отчего забылся ты?

Бежит фломастер по листку,
Течёт за ним река,
И лес густой на берегу,
И в небе облака.
А там за лесом, за рекой,
В листочном уголке
Наш старый дом. Так далеко -
Лишь точка на листке.
Но там, я знаю, много лет
Живут и бабушка, и дед,
И дремлет папа мой в стогу
На том бумажном берегу.

Мы небесны менее, чем земны,
И по чистому пишем грязно.
Впереди ещё столько лет зимы,
Не растрать её понапрасну.

Будет снег, шурша, засыпать следы,
На лету будет мёрзнуть слово.
Не тушуйся, главное, а иди,
От костра до костра другого.

Даже если сердце уже в набат,
Потерпи, потому что где-то
Впереди стена, а за ней опять
Горизонт до весны и лета.

Туман девятый. И лошадка
Уже плывёт, бела, как смерть.
Неровен час, пространство шатко.
И тёмным облаком медведь
Вдруг проступает. Небо близко,
Оно глядит в твои глаза,
Где мысли мелкие, как брызги
Из-под кривого колеса.
Во тьме вдруг ухнет глуховато,
Но свет покажется родным,
И скроет всё туман девятый,
Густой, как от пожаров дым.

Пасть на раскинувшейся, пойменной,
Как загулявший Одиссей.
Трава жужжит, и вечность поймана
Глазами, слухом, кожей всей.
Но память, комом в горле сжатая,
О вечном не даёт вздохнуть.
Но стрекоза Цирцеей жадною
Щекочет крылышками грудь.

Latest Month

Сентябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Метки

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com