Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Бей шибче сердце в барабан

Бей шибче сердце в барабан.
Пора уже сквозь сонный ужин
Палить по белым воробьям
Из днём заряженных оружий.
И, в этот грохот заплутав,
Ты промелькнёшь, как с кручи санки,
Победно город запятнав
В давно наскучившие салки.

Не по домостройному завету,

Не по домостройному завету,
А, влипая в сумеречный дождь,
Невзначай зацепишься за ветку,
Ветхую одежду разорвёшь.

Места нет ни пробам, ни заплатам.
Замираешь, всуе не дыша,
Текстами такими исцарапан,
Что на них лишь держится душа.

Это всего лишь танцы

Это всего лишь танцы
Тех, кто вовек другой.
Столько в тебе пространства,
Что не обнять рукой.
Столько казалось всуе
В остром, как снег краю,
А всё равно танцуем
Пропасти на краю.

Морпех

Внезапно меня осенило,
Что пророк Моисей.
Это же самый первый морпех!
Ну, посудите сами:
И море ему по колено,
Привёл всех к присяге,
И тут же устроил
Сороколетний марш-бросок
На армейском сух.пайке,
Чтоб выйти в указанную точку
И разбить противника наголову.
Недаром символ морпехов -
Стилизованный жезл со змеей -
Грозное оружие пророка.

Ну, конечно же, даль светла,

Ну, конечно же, даль светла,
Но к несчастью, совсем недолго.
Древний город сгорел дотла,
Угольки одни, да и только.
Даже некому поплясать
На костях, как у Тарантино.
Он недавно стоял в лесах,
А теперь, сколько взгляд окинет,
Лишь по ветру летит зола,
Где хозяина ищет всуе
Пёс охрипший. И даль светла,
Но подальше от этих судеб.

Когда останутся одни

Когда останутся одни
Лишь сны, беги из этой Трои.
Молчит провидица. И дни
Покрыты сумраком, который
Пропитан кислою виной,
Навязанной, навязшей всуе,
Но ты учи язык иной,
Чтоб с головой нырнуть под струи
Первостихийной, неземной,
Размывшей прошлую дорогу,
Где от провидицы немой
Ни слова, ни, тем паче, проку.

Стихи и БИ

Именно поэтому умение слагать стихи издавна ценилось нашими предками – причем, что примечательно, именно представителями наиболее воинственных сословий. Практически все поэты, за очень редким исключением – дворяне, то есть представители военной аристократии или ее потомки. Умение складывать стихи равно ценилось и викингами, и самураями. То есть, практически независимо друг от друга люди, жившие за счет своего боевого умения, начинали ценить и стихосложение – по какой причине?
Стих имеет ритмику, четкую структуру, но при этом еще и должен передавать какой-то смысл. Хороший стих при этом еще и несет несколько слоев смысла, так что каждый человек видит в нем какие-то свои оттенки. Как бы ни было странно, но боевое движение требует от исполнителя именно тех же качеств.
В нем необходим четкий ритм, без которого нет возможности сохранить дыхание и контролировать собственную инерцию, не говоря уж об инерции противника. Ритм может быть простым или сложным, с «подголосками», синкопами, или без – но без него не обойтись, ибо ритм есть координация, сложение усилий множества различных мышц для решения какой-либо задачи.
Далее, в боевом движении должно быть несколько слоев боевого смысла, то есть, универсальность, позволяющая отрабатывать одно движение, но решать с его помощью несколько задач – ту или иную, в зависимости от ситуации. Кроме того, такие движения выгодны еще и тем, что требуют минимальных изменений в случае ошибки – или же вообще не требуют их, просто поворачиваясь к противнику одной из своих «запасных» сторон. Именно так и возникает впечатление, что мастер заранее читает намерения врага.
Далее, стих обязывает стихотворца выразить некую информацию в наиболее сжатой форме. Именно поэтому и висы и танка были короткими – как и движения в бою. Краткость формы требовала наличия большого и АКТИВНОГО словарного запаса – точно так же как разнообразие боевых ситуаций и возможность встретиться с неизвестным стилем боя требовало большого количества разнообразных умений, связанных друг с другом на основе каких-то общих принципов. Простым заучиванием здесь обойтись было невозможно – точно так же, как вести стихотворный диалог, популярный и у самураев, и у скандинавских скальдов, с помощью заученных заранее стихотворных «шпаргалок» Пушкина, Шекспира и Лермонтова. Конечно, может быть, что-то и подойдет – но через пару «ходов» все так или иначе станет ясно. Как в бою.
Несомненно, что в стихе, как и в боевой практике, имеются какие-то наработанные заранее приемы и «заготовки», применимые в разных случаях.
Итак, что же дает стих? Не только определенную организацию речи. Смотрите глубже. Такая организация невозможна без соответствующей организации мышления. Именно поэтому, повторюсь и подчеркну, наиболее ценились и наилучшим способом доказывали мастерство стихотворца именно «диалоги в стихах», а не пространные оды, написанные в благоприятном уединении. Сказать вису прямо по ходу ситуации, сказать, как это часто бывало, получив смертельный удар – вот что было признаком мастерства. Может ли быть более весомое доказательство того, что человек мыслит ИНАЧЕ, чем то, что он произносит стих в тот миг, когда вражеский меч вонзается в его грудь?
Так вот, тот, кто писал стихи, - не просто сочинял «с днем рожденья поздравляю, благ и счастья вам желаю», не просто рифмовал «день» и «конь», а пытался создать нечто большее – тот может себе представить, что такое медитация. Мышление на заданную тему, в заданной форме, с предельной концентрацией на смысле – вот что это такое. И именно в бою такой способ мышления наиболее продуктивен. Учитывая форму, которой нельзя не соответствовать (собственное физическое тело, количество противников, предметы окружающей обстановки), вы проявляете чудеса ловкости и координации, находя наиболее универсальное, наиболее экономичное – оно же красивое – тактическое и техническое решение. Вот это и есть искусство, вот в это и заключается творчество – а не в тупом заучивании и повторении чужих стихов (или же ката) с категорическим запретом как-либо отходить от раз и навсегда канонизированной формы. Изучать основы и принципы необходимо, это да – но именно как основу для собственного творчества. Если же творчества нет, то налицо довольно таки унылое и однообразное времяпровождение, этакая добровольное самоистязание, полумонашество – за исключением того, что вы не понимаете, чего ради вы все это делаете, но при этом уже не можете признаться в этом окружающим, чтобы не засмеяли. Остается только делать значительное лицо и делать вид. что вы «занимаетесь боевым искусством».

Юрий Юрьевич Сенчуков — автор книги «Да-Цзе-Шу», разработчик системы «Контэн», исследователь традиционных боевых искусств и спортивных единоборств, вице-президент московской федерации Хапкидо [1].