Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

Это время

Это время, имя его - Суок,
Или, может, как-то уже иначе.
Всё приметней инеем жжёт висок,
И кулак зажат, не жалея сдачи
Для торговцев с мордочками акул,
Для скотов, торгующих мелким блудом,
Где по небу бродит чудак Тибул,
Но никто не верит, что это - чудо.

Запас наивности

Запас наивности исчерпан.
И, превращаясь в ветхий миф,
Непричинение ущерба
Сойдёт, пожалуй, за мотив.
Не облажайся, как Иуда
На все звенящие лады.
Ныряй в кита, плыви отсюда,
Пока не вымерли киты,
Не пересохли океаны
И незнакомая звезда,
Пока ещё мы безымянны
Среди вселенского стыда.

Запутавшись

Запутавшись в каракулях оград,
Бредёшь, вцепившись в пыльную дорожку,
И знаешь: нет уже пути назад,
Поскольку, всё, что было - понарошку.
Как в детстве, сном наученный летать,
Попав под гравитации законы,
Вдруг стал ты осторожнее, чем тать,
И спишь без снов, и веруешь в Зенона,
Который ведал: сколько не иди,
Твои потуги - черепахам на смех.
Ты рад оградам, свету впереди,
А прочее - всё выдумано наспех.

Чай хлебать

Чай хлебать, беседы вести с котом.
Кот задремлет, а чайник давно остыл.
Время делит надвое только то,
Что пространству вынести нету сил.

Вдоль ограды согнуты фонари
Под набрякшим грузом своих теней.
Со стекла дыхания дым сотри,
Да задёрни сумерки поплотней.

И уже ни шагу, где миг застыл,
И натянут, крепкий, как сон, канат,
Чтоб смог и ты развести мосты,
Став забытым словно бы сопромат.

По глазам

По глазам стекают наплывы тьмы.
Обещают завтра порыв зимы,
Но последний, словно из могикан.

Как циклоп усохший, мигает кран.

Но какая руна ни упадёт,
За руном найдётся кому в поход,
Чтобы убедиться не на словах,
Как шатает Землю на трёх слонах.

Станет полоскою красный ком

Станет полоскою красный ком,
Свалишься в темень нор,
Город-батый отделив песком
Непроходимых штор,
Чтобы случайный кочевник-взгляд
Не отыскал твой сон,
Чтоб отоспаться на год назад
Или до тех времён,
Где чистым шёлком ложится путь
Под ноги без вериг,
И через щёлку спешит верблюд
В обетованный миг.

Глухота и безголосица

Глухота и безголосица,
Словно время с дури всей
Напирает в переносицу
Тёмной глыбою своей.

Упирайся каракатицей,
Только времени плевать:
В гору крестную не катится,
А пытается подмять.

Если не с кем ношу поровну,
Не срывайся с кондачка,
Хоть ни точки для опоры, ни
Хоть какого рычага.

Ныряй хоть с головой, но тих мой омут

Ныряй хоть с головой, но тих мой омут,
И черти в респираторном аду.
Пылится бестиарий мой, развёрнут
В исчёрканном семнадцатом году
На той статье, точнее, той странице,
С картинкой, где невиданная тварь
С ухмылкой кошки и глазами птицы
Терзает подвернувшийся январь.
Луна скучает в оспинах над ней
И кровь ручьём струит из-под ногтей.

Но это анекдот лишь, а не повесть,
Где прошлое не вынести никак.
Не страшен чёрт, малёванный на совесть,
Непрошеным любителем каляк.
Попутный бес не скучен и не мелок,
И знает путь светлее и верней.
Но раз его не вытянуть на берег,
То все желанья всё ещё при мне.
И хоть немного времени в горсти,
Но можно втайне что-нибудь спасти.

Шуршит мой мир, и в пламени чернеет,
И ярче буквы в самый крайний свет,
Где пальцы на морозе коченеют,
Роняя пепел на растёртый снег.
Но в памяти уже прорезан почерк,
Хоть разбуди среди кромешной тьмы -
Мяукнет кошка, птица захлопочет,
И станет вдруг теплей среди зимы.
И словно бы спасаешься на миг.
Но снова омут чёрен мой и тих.

Дни дырявые, как ночи

Дни дырявые, как ночи,
Ночи белые, как дым,
Глухо тень твоя грохочет
По безлюдным мостовым.

Пёс худой шмыгнёт за угол,
Кот затянется благим,
И споткнутся друг о друга
Беспопутные шаги.

На земле, где все пекутся
О приличии причин,
Постоят и разбегутся,
Соблюдая карантин.

Летим по светом залитой арене

Летим по светом залитой арене
С улыбками из полипропилена,
С водой водопроводною из глаз,
Чтобы зевак голодная мурена
В который раз обгладывала нас
До косточек, до жилистых клочков,
Нам хлопая концами плавников.