Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

Летим по светом залитой арене

Летим по светом залитой арене
С улыбками из полипропилена,
С водой водопроводною из глаз,
Чтобы зевак голодная мурена
В который раз обгладывала нас
До косточек, до жилистых клочков,
Нам хлопая концами плавников.

КАРАЦУПА

Пограничник Карацупа задержал больше трёхсот нарушителей. И еще больше ста застрелил, став героем Советского Союза В детстве я мечтал стать, как он. Не космонавтом, как многие, а пограничником с собакой. И конечно, на такой границе – где широкая река, отвесные скалы, дремучий лес и шпионы в медвежьих тапочках.

Я по книжкам изучал следы зверей и раз в неделю ходил с отцом в тир возле рынка. Но потом, видимо, что-то пошло не так. Я благополучно избежал армии, и стал после института простым менеджером на обычной работе. К тому времени, все границы были совсем другие. И мечтал я уже не о шпионах, а о премии и отпуске на море, желательно в дружественном капиталистическом государстве. Но премии мне пока не давали. И отпуска тоже.

А потом однажды я увидел его. Он сидел на табуреточке, в двух шагах от подъезда, прямо под окнами. Когда-то блестящие туфли, немного лоснящиеся штаны, потёртый, но вполне сносный пиджак. И широкая кепка, вышедшая из моды ещё в том тысячелетии. На большом носу очки с толстой оправой, из-за которой, как из-за ограды, вываливались седые кустики бровей. В зубах беломор, который он подкуривал не с первой спички. Сидел прямо, смотрел колюче.

Чёрт его знает, откуда он взялся. Наверное, родичи привезли откуда-нибудь. Я, вообще, плохо уже представляю, кто у нас тут живёт. Бабу Аню вот помню с вечным цветастым платком на голове. С какого-то верхнего этажа. Правда, давненько её не видел. Ещё рыжеватую Катьку с седьмого хорошо знаю. Она на год младше меня. Сейчас она выросла, родила, располнела. И волосы у нее теперь не пойми какого-цвета. Кроме привет-привет, мы и не разговариваем даже. А больше никого уже не знаю, да и не надо мне этого.

И вот выхожу я как-то утром на улицу: снежок только упал, лежит тонкий такой, хорошо. Вдруг краем глаза уловил какое-то движение сбоку. Повернулся и вижу: сидит дедуля на табуреточке, папиросину подкурить пытается. Я ещё подумал: холодно, наверное, ему в одном костюмчике-то? Вон как руки дрожат. Хоть и весна уже, а всё-таки. Ну, не моё это собачье дело, я на работу опаздываю. Когда вечером возвращался – опять его встретил. Удивился: неужели, он так целый день так тут и просидел? А он и на следующий день сидит. И на следующий.

Где-то через месяц я с ним здороваться начал. Ну, как здороваться, просто головой кивну и дальше иду. И он мне в ответ едва заметно кивнет. А может, это я сам себе так надумал. Ещё через месяц рядом с ним шавка какая-то приблудная появилась. Мелкая такая, болонистая, в колтунах вся. Вот тогда-то я и окрестил его Карацупой: Карацупа и Мухтар, враг не пройдет. Раньше у нас бабки оборону подъезда держали, но потом повымерли все. Или на другую скамейку перебрались, когда нашу пацанва сломала. Значит вот, вместо бабок Карацупа у нас и появился.

Я с детства люблю людям свои имена давать. Из фильмов там, из книжек. Просто так, по приколу. Катьку, например, я всё детство миледи называл. Это из «Трёх мушкетёров», книжки такой. Она злилась, а мне смешно было. Потому что из Катьки миледи, как из меня Людовик какой-то там. Но, прикольно же. А деда я Карацупой стал называть не по приколу, а потом что похож. Такой Карацупа на пенсии.

Так они и просидели до самого лета: грозный пограничник и его собака. Я ему пустую банку из-под кофе вынес, чтобы было куда бычки складывать. Он мне ни слова не сказал, но свою бессменную вахту нёс теперь с моей пепельницей. Я даже как-то Катьку спросил – откуда мол дедуля взялся, может, в курсе? Оказалось, не в курсе. Ещё и глянула на меня, как на придурка, мол, нашёл чем интересоваться.

Однажды домой возвращался навеселе. Дай-ка, думаю, поговорю с дедом. Скучно ж ему, наверное, сидеть целый день. «Здравствуйте», - говорю. А он ничего не ответил, мимо смотрит, вроде как задумался. А, может, не расслышал. Ну, я ближе подшагнул, чтоб слышнее меня было, а там асфальт неровный, споткнулся я, чуть не свалился, за дедовский рукав схватился. И тут Каштанка его глупая мне прямо в ногу вцепилась. Я с перепугу ногой как дёрнул. И получилось, что прямо об стенку дома башкой её долбанул. Она от штанины оторвалась, на землю упала, заскулила что-то своё. Дед с табуретки подняться пытается, руки трясутся, очки вот-вот слетят. В общем, сбежал я оттуда, пока дед в драку не полез.

А шавка, наверное, слабоватой на здоровье оказалась. Потому что больше я её не видел. И вообще, я с той поры старался побыстрее из подъезда выскакивать, чтоб с Карацупой даже взглядом не сталкиваться. Не то чтобы я его боялся – просто неприятно было. Не нарочно же я его собаку шваркнул, сама первая кинулась. И все равно как-то погано было.

Потом, к осени, и Карацупа пропал. Увезли, наверное, куда-нибудь. А может и не увезли, а просто вышел весь. Так говорю, потому что, через несколько дней, после того, как он исчез, гвоздички растоптанные возле подъезда валялись. Вот я так и подумал, а спросить не у кого. Катьку в подъезде встретил, хотел поинтересоваться, да передумал. Лучше уж совсем не знать.

Как-то вышел на улицу, иду, куда не помню, но знаю, что очень мне туда надо. Дошёл до берега, то ли реки, то ли моря, там, где переправа какая-то. И Карацупа на табуреточке сидит. И чувствую, что не пройду я здесь. Но, и домой уже не вернуться. А Карацупа вдруг бодро так вскакивает, шагает мне навстречу и говорит: «Да, ты не боись, солдат ребенка не обидит. Есть закурить?». Я отвечаю хрипло: «Не курю». И вдруг вижу, что голова у него собачья. Тут я с перепугу и проснулся.

За окном утро уже, на работу пора. Выхожу и вижу, что весь первый этаж исписан, и дверь на одной петле. Это отморозки местные так жизни радуются. Лавку давно уже сломали, теперь вот до подъезда добрались.

А возле остановки я чуть не наступил на беломорину. Целая совсем валялась, даже гильза не смятая. Я осторожно её поднял и с собой унёс. Купил в нашем ларьке баночку нескафе. Кофе пересыпал, а в баночке той беломорину теперь с собой таскаю, да спичек коробок. Так, на всякий: вдруг пригодится.

Лишь раз начав, уже не перестать

Лишь раз начав, уже не перестать
Дышать вопросы, кутаться в ответы.
Нам эту зиму надо переспать
Или признать, как белые медведи,
Поскольку всё надолго и всерьёз,
И обжигают лёгкие касанья,
Где за торосом скалится торос,
И темь да гладь до самого сиянья.

Если правда, что собаки, в конце концов

Если правда, что собаки, в конце концов,
Попадают в рай - коты вместе с ними тоже.
Потому что неважнецкая жизнь у псов,
Если нет котов, которых облаять можно.

Если правда, что возносятся в рай коты,
То и псы за ними вслед попадают всяко,
Потому что, нет смертельнее скукоты,
Чем, когда в окно нельзя подразнить собаку.

Они лежат почти уже без тел

Они лежат почти уже без тел,
Вселенная их чуть не потеряла.
А кошка углубляется в постель
И проникает внутрь, под одеяло.

Её, конечно, выдворят опять,
Но подлая бесстыжая зараза
Вдруг вырвется и юркнет под кровать,
Где всё же своего дождётся часа.

И будет млеть, чужим теплом дыша,
И дрыхнуть будет, но следить при этом,
Чтобы на тонкой ниточке душа
Не сорвалась, притянутая светом.

Погладит утром тёплая рука.
Сон заурчит, в реальность вытекая,
Что заслужила блюдце молока,
Не надо слов, работа мол такая.

Ещё шуршит на стенке календарь

Ещё шуршит на стенке календарь,
Но мы уже оторваны от двери.
И каждый шаг выискивает даль,
Хоть до сих пор никак в неё не верит.

Рябиной мёрзлой падают на снег
За днями дни под лапы птичьей стае.
И память кошкой жмурится нам вслед
И нас насквозь, мурлыкая, читает.

С чего вдруг взлетело у вас настроенье?

С чего вдруг взлетело у вас настроенье?
Наверно, вручили вам банку варенья?
И прежде чем кто-то успел к вам подсесть,
Варенье успели до капельки съесть?
А может, достался вам приз в Спортлото:
Один миллион, да чего уж там - сто!!!
А может, вы кошку в пути повстречали
Такую, всю жизнь о которой мечтали?
И кошка у вас поселилась охотно?
А может быть, кто-то из-за горизонта
Вдруг звякнул и поднял вам ввысь настроенье?
Да! Точно!...
И кошка!!
И банка варенья!!!
И сто миллионов причин под рукой,
Быть самым счастливым, когда есть другой.

Доброе слово и кошке приятно

Доброе слово и кошке приятно,
Даже собаке такое понятно.

Ласково гавкнет на кошку в упор,
Весело кошка взлетит на забор.

Рада собака и кошка бодра.
В мире хватает любви и добра!

Соседское

Мы решили отказаться от нашего соседа. Очень долго его терпели, но, в конце концов, не выдержали. Во-первых, он здоровался с нами словно сквозь зубы. Во-вторых, затопил нас в прошлом году. И собака его нашу кошку чуть не укусила. В общем, сам виноват. Ну, если бы он хотя бы извинился, или денег предложил. Нет, так и продолжил через зубы здороваться. Поэтому я заполнил необходимые бумажки, заклеил их в конверт и отнес на почту. Долго ждать не пришлось. На почту я ходил в субботу, а во вторник соседа уже забрали. Когда обыскивали квартиру, меня пригласили, как понятого. Сосед сидел на кухне и выглядел побитым и грустным. Мне даже жалко его стало на миг. А потом его шавка чуть не цапнула меня за ногу, и я снова окреп духом. И вообще, оказался сосед классовым врагом и шпионом, не зря ж его забрали. Еще и снился мне пару раз, гад. Собаку я его потом несколько раз видел, шлялась по помойкам, но вскоре тоже пропала. А в квартиру, какой-то полковник вселился. Жизнерадостный такой. Синяк мне под глаз поставил, когда я ему замечание про курение сделал. Жену мою щиплет сзади при встречах. Очень весёлый. Но хотя бы без собаки.