Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

Прожив сто тысяч зим и лет

Прожив сто тысяч зим и лет
В каком-нибудь углу укромном,
Пугливо выползу на свет
Неприхотливым насекомым,
Чтоб, оглядевшись неспеша,
В последний шанс поверить слепо,
Услышав голос малыша,
Пронзивший вдруг: "Лети на небо!“

Память стекает пальцев промеж,

Память стекает пальцев промеж,
Тлеет подкожный зуд.
Сядь на пенёк, да чего-нибудь съешь,
Прежде чем разорвут.
Просто мой нежный, ласковый зверь,
Ночи и дни дробя,
Так я гляжу далеко теперь,
Что не найти тебя.

Ни пожиток, ни наживы

Ни пожиток, ни наживы,
Лишь дрожащая рука.
Не единым хлебом живы
У господнего ларька.

Пальцы трогают коросту,
Оборвать хотят клочок,
Пальцы ищут папироску,
Но сгодится и бычок.

А душа — хрома и вшива,
Словно драный кот в мешке.
Ни пожиток, ни наживы,
Лишь рука на посошке.

Колобок наш испечённый,

Колобок наш испечённый,
Зря ты пыжишься уйти —
Растворишься в непричёмье,
Нахлебаешься в пути,
Нажуёшься песен хриплых,
Повидаешь мир вокруг,
Но придёт однажды Рипли,
И придёт тебе каюк.
И останутся вовеки
Одиноки и пусты
Наши хлипкие сусеки,
Боги, звери и мосты.

В море люди-острова

В море люди-острова
И дельфиний Гарлем.
Ты ко мне не приставай,
Я — необитаем.

Паруса свои держи
Словно нос по ветру.
Мимо снов моих спеши,
Вдаль по белу свету.

Станет зябко и темно,
Обветшает парус,
Но, как белое пятно,
Я в тебе останусь.

Густо дождик поливает

Густо дождик поливает,
За бортом вода кипит.
Мимо берег проплывает,
Словно чудо-юдо кит.
А потом в стене тумана
Испаряется земля.
Мы с тобою капитаны,
Что не сходят с корабля.
Но вот-вот покажем всем мы,
Перестав жалеть себя,
Как огнём святого Эльма
Разгорается судьба.

Идёшь, пока качается

Идёшь, пока качается
Перед глазами рай.
И вот Земля кончается,
И падаешь за край.
А день такой, что надо лишь
Забыть про "надо лишь".
И падаешь, и падаешь,
Не падаешь — летишь!
И в бездну плюх без страха и
Практически без брызг.
Ты станешь черепахою
Вдыхать солёный бриз,
Просторы пенить водные
И чувствовать спиной,
Какие преисподнии
Случаются со мной.

Скитаться, устав от стыда,

Скитаться, устав от стыда,
Точней, от отсутствия денег,
Податься незнамо куда,
Слоняясь меж двух деревенек.

Другой бы рукою махнул,
Земля, мол, большой огород лишь,
Но ты, словно дикий манул,
Своими дорожками бродишь.

Отечество в сладком дыму,
И можно без толики риска
Гулять по себе самому
И баб у околицы тискать.

Любооов — тянет Асисяй, и блестит глазами,

Любооов — тянет Асисяй, и блестит глазами,
Любооов это то, что льзя неслучайно с нами,
Весенние иды, оды, и просто слякоть.
И сны, эта оттепель, та, где не поздно плакать,
И снежных цветов зима и дожди из яблок.

Давай не сходить с ума, отвечает Шляпник,
Любовь это шмыг и дрыг, это шмыга-дрыга,
Я это давно постиг, аж назад пол-мига,
И сахарные уста, и кусок зефира,
Но чашка моя пуста, словно кот Чешира.

И что-то болит, скользя словно нож под рёбра.
Любооов — тянет Асисяй. И вздыхают оба.