Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Всё быстрее календаря

Всё быстрее календаря
Жадный круговорот.
Этот жизнь отдал за царя,
Тот отдал за народ.

Я ж, закутавшись в холод и тьму,
Чтобы ниже не пасть,
Верил, что свою никому.
Так сама отдалась.

Король манкуртов сдох

Король манкуртов сдох. Он больше никогда
Не потревожит нас пустыми миражами.
Но плещется в глазах зелёная вода,
Стекая на базальт густыми мурашами.

Прощай же, наш король, гори теперь в аду,
А, может быть, в раю пей с гуриями виски.
Но лысая гора так и стоит во льду,
И облака над ней взлохмачены и склизки.

Король манкуртов мёртв. Собаки на ветру
Хрипят ему псалмы, а мы немы упрямо.
Но если вдруг луна заглянет к нам в дыру,
То сердце возопит от острой амальгамы.

Оттого что время мне врёт с утра

Оттого что время мне врёт с утра,
А по всей земле назревает хмарь,
В голове моей всё ветра, ветра,
И сбежал намедни последний царь.

По трущобам бродит и пустырям,
Ест улиток, лижет росу с травы,
В голове его больше нет царя,
И свободен он от пустой молвы.

Он, как птица, не оставляет след,
И любовь пригрелась в его горстях.
И, когда последний настанет свет,
Я застыну солью в его костях

Последний царь уходит в горний

Последний царь уходит в горний
От изнуряющей возни.
Без задних снов свалился город,
Шипевший с пеною: «Распни!».
Лоснятся стёртые ступени,
Слетают вороны с креста,
Но пахнет солнцем день весенний,
Вступая в царские врата.

Были в греках и варягах

Были в греках и варягах,
Измотали весь глонасс.
Те, кто заперт в симулякрах
Не поймёт нетешных нас,
Не найдёт на яндекс-карте,
Даже пусть за целый век,
Ту дорогу словно скатерть,
Утекающую вверх.

Словно прошлое

Словно прошлое провидя,
Сном взрывается гранат:
Прав Итиль, его правитель,
Весь хазарский каганат.
Не постичь душою пленной
В руку сон мне или в бровь,
Чтоб, с ноги вставая левой,
Снова вляпаться в любовь?

Так было холодно

Так было холодно вчера нам,
А нынче маемся в жару.
Но поступь времени чеканна,
И невозможно поутру,
Стекая из постели влажной,
И сердца скомкав пластилин,
Ни вспомнить сон тыщеэтажный.
Ни выбраться из-под руин.

Это просто охота, просто мы так играем

Это просто охота, просто мы так играем,
Не в крестовом походе, но за цветным Граалем,
Продолжая до неба лестницу, дым, дорожку,
Но садистами не были, может быть лишь немножко,
Прямо в сердце кололи заговорённой спицей,
Потому что до боли любится и болится.

Не разрешил коан: "В чём, сила брат?"

Не разрешил коан: "В чём, сила брат?"
Не задушил прелестную нимфетку.
Не научился с ходу выбирать
В какую глушь и с кем ползти в разведку.
В провинции, где моря не видать,
А небо почерневшее от скуки,
Кропаю рифмы в общую тетрадь,
Рядящуюся в пышные фэйсбуки.

Пускай не в князи, но и не в грязи,
Казалось бы, живи, других не мучай.
Но в том и дело, брат, что нету сил.
А есть лишь сон, и страх его дремучий,
И время, что вмещается в горсти
Под либертанго личного коана:
С кем эту блажь вдвоём переползти,
Чтоб дотянуть судьбу до океана.