Category: космос

Category was added automatically. Read all entries about "космос".

Нас сфотали, а мы моргнули

Нас сфотали, а мы моргнули,
И что-то дёрнулось внутри.
Недолюбимые в июле
Переползают в декабри.
А там совсем другой фотограф,
И по другой уже цене.
Но мы позируем для блогов,
Надеясь выйти по весне
В Топ-100, а может, и в десятку,
Почти за считанные дни
Став популярнее осадков,
Как тема светской болтовни,
Чтобы потом опять с орбиты
Сойти в зашарпанный салон.
Прости, что вновь глаза прикрыты
На доказательствах времён.

От себя самого отстав

От себя самого отстав,
Заигравшись со встречным ветром,
Не могу подыскать состав,
Чтоб отправиться в край пресветлый.

Но когда задрожит полынь,
Испугавшись огня кометы,
Проводник мне из-под полы
Выдаст флянчик за две монеты.

И, закутавшись в пьяный стыд,
Буду ныть я во мраке спелом,
Что у тела душа болит,
А с души облетает тело.

Не бывает много счастья,

Не бывает много счастья,
Не бывает долго счастье.
Всё разделится на части.
И без нашего участья
Всё покатится по кругу,
Набирая обороты.
И опять запустят руки
В сердце душные пустоты.
Но направят счастья крошки
Аж на край ночного света,
Где созвездье дикой кошки
Жадно пьёт из млечной Леты.

Оставляя память свою на ветках,

Оставляя память свою на ветках,
Где она истлеет за пару зим,
Мы с тобою вляпаемся в разведку,
Мир своей находчивостью сразим.

И морзянкой будем строчить депеши,
Их шифруя расположеньем звёзд.
И ни конный нас не возьмёт, не пеший,
Учинить с пристрастием чтоб допрос.

А когда полынью взойдёт комета,
И на поле выйдет и стар и млад,
Мы с тобой, беспамятные, как дети,
Через стенку вновь прокрадёмся в сад.

Операция

ОПЕРАЦИЯ

Я бы написал книгу о том, как человек завтракает и отправляется гулять, но впадает по дороге во вселенскую депрессию, делает себе операцию по смене планеты и становится инопланетянином. И он вливается в дружные ряды инопланетян, и живёт, и радуется, потому что с детства ощущал себя чужим среди землян. Но постепенно в него закрадывается подозрение, и он начинает присматриваться к окружающим. И вдруг понимает, что большая часть инопланетян - это бывшие земляне. А большая часть землян - это прооперированные инопланетяне.

И тогда человек-инопланетянин просит сделать ему еще одну операцию, чтобы стать камнем. Но камнем быть нельзя, потому что дай только волю, все бы так камнями стали. Но, (добавляет врач), по всем показаниям мы можем сделать из вас чёрную дыру. И тут чёрная дыра просыпается, и понимает, что все это ей просто приснилось, и жизнь прекрасна, а людей и инопланетян напридумывали писатели с больной фантазией.

Потом черная дыра завтракает Солнечной системой и отправляется гулять.

И были всё крепче градусы,

И были всё крепче градусы,
И всё невесомей тело.
И мысли кипели: "Радуйся!"
И радость внутри кипела
До точки, когда всей тяжестью
На плечи свалился космос.
Но день ещё пел от радости,
Рвал связки себе и голос.
И, ветер окрепший празднуя,
Плясали в глазах пустынных
То мушки кромешно красные,
То яблок мазки густые

Покуда гром ещё не грянул,

Покуда гром ещё не грянул,
С грядущим прошлое скрестив,
Скользну по буковкам экрана,
Пытаясь вытянуть мотив.

А он мерцает, издеваясь,
Так близок, но неуловим,
Как будто бы едва касаясь,
Проходит вечный аноним.

Вот космос замер в ноутбуке,
И взгляд застыл, солоноват,
Но только буквы, буквы, буквы,
Не окрылённые в слова.

а какой был вечер, просто сон,

а какой был вечер, просто сон,
Словно бы присели на дорожку.
У тебя душа - аккордеон,
У меня - дырявая гармошка.

Развернулись жадные мехи,
А потом вдруг выдохнули слитно.
Задрожали звёзды, как мальки,
В заводях ночного малахита.

А какой был вечер, не уснуть,
Потому что пышный и широкий
Сам собой ложился Млечный путь
Под ещё не сбившиеся ноги.

Покинув дымные пенаты

Покинув дымные пенаты
И застывающую грязь,
Взошли на небо космонавты
И стали править без прикрас.

Лопаты иступив и взоры
О неподатливость земли,
Проковыряли твердь шахтёры
И в гномьи пастбища ушли.

Рванули моряки в тритоны,
Святоши - в Рим, брателлы - в лес,
Лишь мы, как белые вороны,
Остались во поле чудес.

Посажен дуб, и котик тучный
Поёт нам про добро и зло.
И небо всё в пуховых тучах.
И под землёю так тепло.

Влетел под незнакомый знак,

Влетел под незнакомый знак,
А вышло, что под знак запрета.
Метаться, стало быть, поздняк,
Прошла любовь и песня спета.
Протестовать - мартышкин труд,
И бестолков он и напрасен.
Но помидоры всё ж цветут
На мною выращенном Марсе.