Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Ну, конечно же, мне показалось,

Ну, конечно же, мне показалось,
Ведь такого же быть не могло,
Чтобы небо макушки касалось,
Чтобы солнце по скулам текло,
Чтобы сумерки тонкой повязкой,
Чтобы ветер мурашками птиц,
Чтоб аукнулось новою сказкой
Тридевятье вчерашних границ.

Но глядела в окно словно в старую пыльную книгу,

Но глядела в окно словно в старую пыльную книгу,
И читала по людям, как в детстве ещё по слогам,
На губах ощущая то кофе, а то землянику,
Ну, да мало ли что там привидеться может губам,
Если время бессонно, а утро почти что бессловно.
Слава Богу, что можно, начав с чистового листа,
Завернуться, как в кокон, оставив один лишь оконный
Промежуток, чтоб день увядающий перелистать.

Фейное

Когда-то в Испании мою жену хотели сжечь на костре, ошибочно приняв за ведьму. За это она шибанула молнией по главному заводиле и феепортировалась в наши края. Вообще-то, моя жена умеет держать себя в руках. За всю нашу долгую совместную жизнь она всего лищь один-единственный раз чуть не испепелила меня. Но, честно говоря, я сам виноват: ну, не надо было сомневаться в ее кулинарных способностях и нахваливать нашу молоденькую кухарку. Вот её действительно жалко, просто попала под раздачу. К тому же, из-за пропажи кухарки нам снова пришлось переезжать, а я только-только отыскал клёвое место для рыбалки.

Зато на новом месте на жену нашло вдохновение, и она начала писать книгу о том, как надо зарабатывать деньги. Она говорит мне, что должно получиться гомерически смешное фэнтэзи. В реальной жизни мы берём деньги из вечного кошелька. А с некоторых пор перешли на универсальную безлимитную карточку. Но в книге жена вовсю веселится, описывая способы игры на бирже или построения собственного бизнеса.

Ещё у нее есть страничка вконтакте, где она рассказывает о том, как надо готовить. Когда я ставлю лайк под постом, у нас в холодильнике автоматически появляется банка импортного пива. Жаль, что нельзя поставить сразу несколько лайков. Но, и так неплохо.

Иногда я задумываюсь, а что было бы, если бы мою любимую не захотели сжечь, и мы бы не встретились? Наверное, так и протратил бы всю свою никчемную жизнь в муромской глуши. А может быть, наоборот, собрался бы с силами и… Но больше я ничего никогда подумать не успеваю, потому что у меня начинает раскалываться голова. Тогда я кляну сам себя и иду ставить лайки в контакт, пить пиво и размышлять о том, что фею всякий обидеть норовит.

Всё уже сложилось, как мир в кроссворде

Всё уже сложилось, как мир в кроссворде,
Где и не прибавить, и не отнять.
И никто почти что с ума не сводит,
И по росту комната и кровать.

Хоть и притомила души опрелость,
Но, ещё колышется звёзд пыльца.
Есть окно и книги. И эта прелесть
Посильнее кованного кольца.

Так и встретить жизни здесь половину
И, не обращаясь уже к врачам,
Прогревать и душу себе, и спину,
Чтоб не так ломало по вечерам.

Кто спит с мышами, кто с ежатами

Кто спит с мышами, кто с ежатами,
Сойдя с зелёного авто.
Но, перестройками ушатана,
Она поёт незнамо что.
Не веря в юности апреля и
В качелей сказочный полёт,
По грязным улицам Офелия
В пальто замызганном бредёт.

Уже давно ей не до Гамлета
И предпродажной суеты.
Лошара бедная "Лашатами"
До полной шепчет темноты.
Вдруг упадёт и не колышется
В притихшем омуте венков.
Лишь цокот каблучков ей слышится
В небесном грохоте подков.

Что не пригодилось, то на выкид

Что не пригодилось, то на выкид,
Интерьер душевный обновим.
Потайной, а не запасный выход
Эти книга, песенка и фильм.

В жарких схватках тишины и речи
Догораешь выдохом дотла..
Как легко тебя, моя Предтеча,
Выбить из потёртого седла.

Не одними Евой и Граалем
Жизнь полна, но холодно без них.
А давай-ка снова разыграем
Всех, но наперёд - себя самих.

В спазме очередном

В спазме очередном,
Мебель отдав на выкид,
Стал бесконечен дом,
Не отыскать в нём выход.

Шляюсь за годом год
Там, где концу нет края.
Эхо летит вперёд,
В долгой пыли стихая.

В дыры глаза истёр
В квесте тысячелетнем.
Комната, коридор.
Нет никого в ответ мне.

Ещё не замер возраст твой

Ещё не замер возраст твой
И время катится не слишком.
Ещё мерцает волшебство
По одиночествам, и книжкам,
И новым встречам на пути.
И, как бы ни сбивались ноги,
Но всё сейчас. И впереди.
Куда бы ни вели дороги.

ГЛУПЫЕ МЫСЛИ

ГЛУПЫЕ МЫСЛИ

Когда пытаешься сказать правду, всё время получается, что или довираешь, или почему-то глупо звучит. Но попробую.

Если меня начинают мучить глупые мысли, я отправляюсь гулять по городу. Чтобы развеяться. То есть, чтобы развеять. Желательно, чтобы таких мыслей накопилось побольше. Потому что глупо выбегать на улицу из-за каждой. Лучше вынести их сразу, скопом. И вот я хожу по городу и оставляю свои мысли то тут, то там. Осторожно оставляю, чтобы никто не заметил. Наверное, я зря опасаюсь, и никто не станет меня стыдить, а тем более, не заставит меня подбирать их, если застукает. Но всё равно неприятно, если заметят. Поэтому делаю всё потихонечку. И, кстати, давно уже пора вынести очередную партию.

На детской площадке мимоходом выронил мысль, прокравшуюся из далёкого детства. О том, как здорово было бы вырастить дерево, чтобы на нём росли фонарики. Идея для тех, кто подрастал с книжкой о Буратино под подушкой – очевидная. И плачевная. Но картинка чудесного дерева когда-то настолько поразила меня, что даже буратиновская неудача меня не смутила. И я закопал в песочнице любимый фонарик. Плоский такой, желтоглазый, из синей пластмассы. Сильно огорчился, когда на следующий день не то, что дерева, даже самого фонарика не нашёл. Ерунда, конечно. Когда повзрослел, на разных финансовых пирамидах потерял гораздо, гораздо больше. Потому что надо было ещё на этапе фонарика от мысли о халяве избавляться. Так что, к чёрту тебя, валяйся теперь тут. Выходя со двора не удержался и оглянулся. Какой-то мелкий пацан уже подобрал мысль и задумчиво крутил в руках. Я хотел было вернуться и предупредить его, но не стал. Пускай сам набирается опыта.

С черноокого минарета недостроенной высотки выкинул мысль о том, как хорошо летать. Решил, что будет символично - пусть сама попробует: каково это? Мысль сначала нырнула вниз, но потом ветерок подхватил её и отнёс в сторону. Из-за смога я не разглядел что с ней стало. Может, упала в строительную грязь. А может, успела расправить крылья и взлететь. Вообще-то, жить она мне не мешала, во снах давно не посещала, поэтому даже немного пожалел, что поторопился. Но, с другой стороны, а, зачем она мне? Жалкое зрелище, когда кто-то заходит в гости, а у вас игрушки из детства по полочкам бережно расставлены: мишка плюшевый, солдатик оловяненький, мечты наивные... Ну, неловко же, ей-богу.

Мысль о собаке решил оставить на пустыре. Долго хранил её, всё думал: а вдруг пригодится? Хотя внутри давно знал, что обстоятельства и сложившиеся привычки уже не дадут ей развернуться. Но всё равно хранил – мало ли? Наверное, из-за одной поджарой рыжей сучки, каждый вечер гуляющей во дворе. Видели бы вы, как она стрелой выскакивает из подъезда, несётся туда, нет сюда, нет, обратно к хозяину, подпрыгнет, приземлится, нарежет вокруг пару кругов и опять летит прочь. Словно солнечный зайчик, пущенный из далёкого невидимого окна – резко переместится, замрёт, снова рванёт. Помнишь, как мы когда-то пускали таких, дразня друг друга? Ну, да ладно. В конце концов, сколько можно обманывать себя? Засунул я эту мысль в растрёпанные кусты и скорее прочь с пустыря. Уходя, заметил, как на другом его конце роется в земле старая облезлая псина. Наверное, свои мысли о хозяине закапывает.

Возле недавно отстроенной в центре города шикарной гостиницы с огромными лас-вегасовскими огнями аккуратно прислонил к стеночке давнюю идею объехать полсвета. Или весь свет. Сейчас уже до соседнего города добраться напрягает. Сбитый режим, непривычная еда, незнакомые люди – зачем мне это? Ладно, раньше телевизоры были маленькие и чёрно-белые. А сейчас дома - огромный и сочный экран. Не сходя с места - раз! – и ты уже в Индии любуешься на элегантный Тадж-Махал, два – и ты в Мексике взбираешься на заросшую пирамиду. Радушные ведущие откроют тебе такие места, в которые ты сам, при всем желании, вряд ли умудришься попасть. Правда, в последнее время смотреть настроения не было. Как-раз из-за мысли этой. Всё поднывала да подзуживала: «А как же ты? А давай тоже. Сколько можно плесневеть?». Да, ну её! Возле гостиницы ей самое место. Подберут. Или нет. Уже не моё дело.

Немного посомневался, что делать с дурацкой мечтой научиться круто играть на клавишных или саксе. Хотел было, в ближайшую музыкальную школу занести. Но потом передумал, и завернул в Рок-джаз кафе. Хлебнули мы с ней пивка на прощанье, а потом я расплатился и молча ушёл, оставив её за дальним, чуть прихрамывающим столиком.

Так вот и бродил до самого позднего вечера. Можно было, конечно, вообще всё в мусорку вывалить. Бомжи вмиг набегут, растащат. Но что-то останавливало меня. Наверное, то, что эти мысли, мечты, идеи столько лет были всегда рядом со мной. Словно давали мне ещё один шанс. Вот и я тоже хотел дать каждой шанс, хотя уже и не со мной. Чтоб глупые угрызения совести не мучили.

Последней была уже набившая оскомину мысль о том, что пора бросить курить. Расстался с ней возле самого подъезда. Сигарета тоже была последняя. Ну, ничего, завтра по дороге на работу в ближайший ларёк забегу.

И всё-таки, прости, немного соврал. Мысль о тебе я в который раз принёс домой. Наверное, если разобраться, все мои походы – всего лишь жалкие потуги справиться именно с ней. Приучить себя к расставанию, или же попробовать выкинуть её из головы по инерции, вслед за другими. Но пока не получается. Я уже начинаю думать, что если так пойдет и дальше, то однажды я останусь совсем без мыслей. Нет, не так. С одной-единственной мыслью: о тебе.

Кто знает, может быть, тогда…