Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Дышишь дымом невпопад,

Дышишь дымом невпопад,
Пьёшь не там, не то, не с теми.
Оторвёшь от книги взгляд,
Душно вглядываясь в темень.
Вот луна уже взошла
Ввысь по крыше треугольной.
Книга больно тяжела.
Тяжело когда не больно.

Ночи прежняя страна, эхо в горле колом.

Ночи прежняя страна, эхо в горле колом.
Из соседнего окна пахнет рок-н-роллом.
Там и курево, и свет, и вино из банки,
Из угла ревёт поэт матерные танки.
Проливается винцо на блатные Levi's.
И уже и Майк, и Цой, там же, где и Элвис.

Найдя, прибьёшь в себе Ремарка

Найдя, прибьёшь в себе Ремарка,
Поставишь чёрный обелиск.
Ночь триумфальна словно арка,
И небо светится от брызг.
Чем дольше, тем оно всё ближе,
Приходит миг, когда опять
Ни в Красноярске, ни в Париже
Нет настроенья подыхать.
И до утра грызёшь науку,
Как это тяжко налегке
Гулять беспамятно по кругу
Теням в раскрашенном райке.

Засунешь сдуру нос в чужую сказку,

Засунешь сдуру нос в чужую сказку,
А там резвится сказочник бухой:
Героев список полон под завязку,
Злодеев тоже, кажется, с лихвой.

Но ходишь-бродишь, белый свет не видя,
Настолько никуда глядят глаза.
И ясно: ничего уже не выйдет,
Поскольку ничего уже нельзя.

Ну, разве кое-где подправить строчку,
Пропущенной украсив запятой.
Казнить нельзя помиловать — и точка.
И похмелиться мёртвою водой.

Без речей-напутствий сквозь осенний дождь

Без речей-напутствий сквозь осенний дождь
С бесконечной Фудзи камешком ползёшь.
Будет воля Божья — одолеешь путь,
У горы подножья ляжешь отдохнуть.
Душу-недотрогу нежно подберут.
Ты же помнишь хокку про заросший пруд?

Кому ты, птицелов, надежд готовишь крошки?

Кому ты, птицелов, надежд готовишь крошки?
Петляя меж холмов, стираются дорожки.
Не полы, но полны, не магией, но пляской,
Пока из-под полы ты мир снабжаешь сказкой
О том, что век пройдёт, и миг случится снова,
Где каждый всё ж найдёт по сердцу крысолова.

Дорогой разворованной

Дорогой разворованной
Бреду в портках одних.
И кружатся два ворона,
Два ворона моих.

А память вся ободрана
На горочках крутых.
Но кружатся два ворона,
Два ворона моих.

Гляжу я во все стороны,
Что бьют меня поддых.
И кружатся два ворона,
Два ворона моих.

Вот ниточка оборвана,
И даже ветер стих.
Лишь кружатся два ворона,
Два ворона моих.

Ах, если б снова поровну
Делить всё на двоих,
Но кружатся два ворона,
Два ворона моих.

И вновь, хлебнув не солоно,
Бреду в полях пустых
Где кружатся два ворона,
Два ворона моих.

Втихаря разжившись "Примой",

Втихаря разжившись "Примой",
Возле мусорки курю.
Время неостановимо
Приближается к нулю.

Звёзды светятся на кране,
Крысы роются в мешках.
Хриплый голос: "Ты здесь крайний?"
Безо всякого смешка.

Застывает ветер вязкий,
Сигаретку пальцы мнут.
И до новой годной сказки
Остаётся пять минут.

Как хорошо кормить у речки

Как хорошо кормить у речки
Остатки речи коркой книг,
Швырять в людей свои сердечки,
И тут же забывать о них.

Так проплывают отраженья,
Царапаясь о дно реки,
И снова время без движенья,
И сны неясны и легки.

И предсказание — не жребий,
А лишь копание в пустом,
Где стрекоза зависла в небе
Непостигаемым крестом.