Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Такой вот здешний и сейчасный,

Такой вот здешний и сейчасный,
Что краше и не пожелать.
Непритязательное счастье:
День каждый в мире обживать.

Сбежавший кофе, шелест книги,
Записки порванной клочок
И запах спелой земляники
В словах несорванных ещё.

Бессонным гостям уже смыться

Бессонным гостям уже смыться
Давненько настала пора,
Но снова рифмуются смыслы
У самого края стола.

И рот обжигает крапивой,
А слух расплавляет в свинце,
Но стопкою нетерпеливой
Не ставится точка в конце.

И кажется: вот уже рядом,
И плещется что-то на дне.
Но утро прицельным снарядом
Бойцов погребает во сне.

Вот и книжечка очередная,

Вот и книжечка очередная,
И рассыпчатый мелкий петит.
Я давненько уже не читаю,
Впопыхах подзабыв алфавит.

Как-бы вспомнить, что было в начале
И отмечено красной строкой?
Это слово когда-то встречал я
На странице - не помню какой.

Паралелльны и тропы, и строки,
И сливаются тропы в строке.
Все прописаны мы в эпилоге
На приснившемся впрок языке.

Не разрешил коан: "В чём, сила брат?"

Не разрешил коан: "В чём, сила брат?"
Не задушил прелестную нимфетку.
Не научился с ходу выбирать
В какую глушь и с кем ползти в разведку.
В провинции, где моря не видать,
А небо почерневшее от скуки,
Кропаю рифмы в общую тетрадь,
Рядящуюся в пышные фэйсбуки.

Пускай не в князи, но и не в грязи,
Казалось бы, живи, других не мучай.
Но в том и дело, брат, что нету сил.
А есть лишь сон, и страх его дремучий,
И время, что вмещается в горсти
Под либертанго личного коана:
С кем эту блажь вдвоём переползти,
Чтоб дотянуть судьбу до океана.

Ну, конечно же, мне показалось,

Ну, конечно же, мне показалось,
Ведь такого же быть не могло,
Чтобы небо макушки касалось,
Чтобы солнце по скулам текло,
Чтобы сумерки тонкой повязкой,
Чтобы ветер мурашками птиц,
Чтоб аукнулось новою сказкой
Тридевятье вчерашних границ.

Но глядела в окно словно в старую пыльную книгу,

Но глядела в окно словно в старую пыльную книгу,
И читала по людям, как в детстве ещё по слогам,
На губах ощущая то кофе, а то землянику,
Ну, да мало ли что там привидеться может губам,
Если время бессонно, а утро почти что бессловно.
Слава Богу, что можно, начав с чистового листа,
Завернуться, как в кокон, оставив один лишь оконный
Промежуток, чтоб день увядающий перелистать.

Фейное

Когда-то в Испании мою жену хотели сжечь на костре, ошибочно приняв за ведьму. За это она шибанула молнией по главному заводиле и феепортировалась в наши края. Вообще-то, моя жена умеет держать себя в руках. За всю нашу долгую совместную жизнь она всего лищь один-единственный раз чуть не испепелила меня. Но, честно говоря, я сам виноват: ну, не надо было сомневаться в ее кулинарных способностях и нахваливать нашу молоденькую кухарку. Вот её действительно жалко, просто попала под раздачу. К тому же, из-за пропажи кухарки нам снова пришлось переезжать, а я только-только отыскал клёвое место для рыбалки.

Зато на новом месте на жену нашло вдохновение, и она начала писать книгу о том, как надо зарабатывать деньги. Она говорит мне, что должно получиться гомерически смешное фэнтэзи. В реальной жизни мы берём деньги из вечного кошелька. А с некоторых пор перешли на универсальную безлимитную карточку. Но в книге жена вовсю веселится, описывая способы игры на бирже или построения собственного бизнеса.

Ещё у нее есть страничка вконтакте, где она рассказывает о том, как надо готовить. Когда я ставлю лайк под постом, у нас в холодильнике автоматически появляется банка импортного пива. Жаль, что нельзя поставить сразу несколько лайков. Но, и так неплохо.

Иногда я задумываюсь, а что было бы, если бы мою любимую не захотели сжечь, и мы бы не встретились? Наверное, так и протратил бы всю свою никчемную жизнь в муромской глуши. А может быть, наоборот, собрался бы с силами и… Но больше я ничего никогда подумать не успеваю, потому что у меня начинает раскалываться голова. Тогда я кляну сам себя и иду ставить лайки в контакт, пить пиво и размышлять о том, что фею всякий обидеть норовит.

Всё уже сложилось, как мир в кроссворде

Всё уже сложилось, как мир в кроссворде,
Где и не прибавить, и не отнять.
И никто почти что с ума не сводит,
И по росту комната и кровать.

Хоть и притомила души опрелость,
Но, ещё колышется звёзд пыльца.
Есть окно и книги. И эта прелесть
Посильнее кованного кольца.

Так и встретить жизни здесь половину
И, не обращаясь уже к врачам,
Прогревать и душу себе, и спину,
Чтоб не так ломало по вечерам.

Кто спит с мышами, кто с ежатами

Кто спит с мышами, кто с ежатами,
Сойдя с зелёного авто.
Но, перестройками ушатана,
Она поёт незнамо что.
Не веря в юности апреля и
В качелей сказочный полёт,
По грязным улицам Офелия
В пальто замызганном бредёт.

Уже давно ей не до Гамлета
И предпродажной суеты.
Лошара бедная "Лашатами"
До полной шепчет темноты.
Вдруг упадёт и не колышется
В притихшем омуте венков.
Лишь цокот каблучков ей слышится
В небесном грохоте подков.