Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Мне снился сон, мой милый друг

Мне снился сон, мой милый друг,
Что видел я уже когда-то:
Полёт валькирии вокруг
Едва созревшего граната.

Свет проникал сквозь сок зерна,
Не торопясь, на землю крапал.
А тигр прыгал из окна,
И падал на четыре лапы.

И там, где мир судьбой пропах,
Метались в патине дорожек
И кто проснулся впопыхах,
И кто заснуть уже не может.

Там, где разорван мой сон на части

Там, где разорван мой сон на части,
Но спит под снегом и дом, и сад,
На всякий случай я буду счастлив,
И всякий случай мне будет рад.
И я не буду ломать традиций,
Приму за встречу на посошок.
И будет случай ещё влюбиться
В того, с кем было так хорошо.

То носится, как с писаною торбой,

То носится, как с писаною торбой,
Очаровать пытаясь всех подряд.
То сердится: «Куда с твоей-то мордой?
Ты распугаешь весь калашный ряд!»

А я ловлю слова её, как ветер,
Чтоб все капризы выполнить тайком.
Я просто тело. Тело не в ответе
За то, что у души под каблуком.

Обрывочное

ОБРЫВОЧНОЕ

- А потом выползла из кустов змея и говорит: вон, иди и с того дерева яблоко сорви и съешь!
- Ага, прямо так и сказала?
- Так и сказала, а что тут такого?
- Врёшь ты все Квакин!
- Ничего я, Женька, не вру! Стал бы я просто так в чужом саду яблоки жрать.
- А чем докажешь?
- А вот оно, яблоко. Я его сорвал, и нарочно есть не стал. Знал же, что ты спрашивать начнешь. Держи.

Женька схватила яблоко и хотела было откусить, но что-то заметила:
- Ой, а что здесь такое нацарапано?
- Ничего, там нету, ешь давай
- Нет-нет, что-то есть, буквы какие-то...

Квакин попытался вырвать яблоко назад, но Женька ловко увернулась:

- П..ПР.. ПРИКРАСНОЙ? Это змея что-ли нацарапала? Неграмотная змея какая-то.
- Отдай..., - красный, как рак Квакин смотрел в сторону.
- Ага, как же... - Женька с хрустом откусила яблоко и протянула Мишке, - будешь?

Квакин не глядя взял яблоко и тоже откусил.

- Атас, тимуровцы! - закричали из кустов

Квакин схватил Женьку за руку, рванулся, но было поздно. Десяток темных фигур с огненными повязками окружили их...

МУХРА

МУХРА

Отжажды в тёмнату залютела мухра. Залютела и давай жужжалить. Коська Мася, как вуслыхала мухру, так давай за ней коняться. Конялась-конялась по всей тёмнате. Убронила с подогонника светок, а со стыла мебельницу. А тут пама с майказина вывернулась.

- Ай-ай-ай, - завмутилась пама, - Мася, ты зачем так тёмнату разушила?

А Мася стряпнулась под коврать и не высокивается. Пама тёмнату в опрядок провела, накно приотрыла, мухра в накно и вылютила. Лужит Мася под ковратью и хорько мудает:

- Как же пама теперь вспоймёт, что я просто за мухрой конялась?

Смотрю ТВ

Смотрю ТВ. Там народный артист такой-то. Заслуженный художник такой-то.интересно стало. Начал искать народных писателей по Википедии. Астафьев - выдающийся. Успенский - детский. Вот Шукшин заслуженный, но деятель искусств. Потому как и режиссер, и актер, и сценарист еще. Ну еще нашел, что есть звания народных писателей в Кабардино-Балкарии и Беларуси. Может еще, где, неважно, интересно было принцип понять. Не понял. Почему такое отличие (оно ж с советских времен еще)для российских? Или, может, народного только сказочникам дают? А заслуженного офицерам?:-)

Да, господин министр

Джонатан Линн, Энтони Джей "Да, господин министр" (1980-1984)

"Я спросил у Хамфри, осознают ли в МИДДСе, какой невосполнимый ущерб это нанесет европейскому идеалу.
– Конечно же, осознают, господин министр, – не колеблясь, ответил он. – Именно поэтому и поддерживают эту идею.

Странно. У меня всегда было ощущение, что МИДДС настроен исключительно проевропейски.

– Так они «про» или «анти»?
– И «про», и «анти», – отозвался Хамфри. (Другого ответа я от него и не ожидал.) – Простите невольный каламбур, господин министр, но МИДДС за Европу, потому что на самом деле он против Европы. Например, в свое время государственная служба была твердо намерена не допустить нормального функционирования Общего рынка, и, чтобы добиться этого, мы поддержали идею о вступлении в него.

Очевидно, увидев на моем лице абсолютное недоумение, сэр Хамфри попытался разъяснить свою мысль приблизительно следующим образом: «На протяжении по крайней мере пяти последних столетий Великобритания последовательно проводит в жизнь одну и ту же внешнеполитическую линию – не допустить объединения Европы. Для достижения этой цели мы сражались вместе с голландцами против испанцев, с немцами против французов, с французами и итальянцами против немцев, а затем с французами против немцев и итальянцев. (Восстание голландцев против испанского короля Филиппа II, наполеоновские войны, первая и вторая мировые войны. – Ред.)

Иными словами, разделяй и властвуй. И министерство иностранных дел, естественно, не видит никаких оснований отказываться от принципа, который вот уже несколько веков надежно служит интересам страны.

Конечно, я сознавал, что так оно и есть, но при этом искренне полагал: все это из области истории. По словам же Хамфри, принцип «разделяй и властвуй» по-прежнему лежит в основе нашей внешней политики. Нам необходимо было «взорвать» Общий рынок, объяснил он, и для этого пришлось в него вступить, так как все попытки развалить его снаружи оказались безуспешными. (Имеется в виду кратковременное и бесплодное пребывание Англии в Европейской ассоциации свободной торговли, созданной в 1960 году. – Ред.) Теперь же, действуя изнутри, мы можем заварить там такую кашу… Мы уже настроили немцев против французов, французов против итальянцев, итальянцев против голландцев. МИДДС на седьмом небе от счастья. Все идет, как в старые добрые времена.

Я был потрясен. Мне казалось, что публично декларировать свои симпатии к Европейскому сообществу можно, только искренне веря в европейский идеал. Сэр Хамфри снисходительно усмехнулся.

Тогда я спросил его:

– Если мы не верим в идеал Европейского сообщества, то почему же ратуем за рост его членства?

– По той же причине, – последовал ответ. – Тут – как в ООН: чем больше членов, тем больше противоречий и тем более тщетна и бесплодна деятельность самой организации.

На мой взгляд, все это отдает неприкрытым цинизмом. О чем я не преминул заметить своему постоянному заместителю. Он самодовольно улыбнулся.

– Да, господин министр, мы называем это дипломатией. И знаете, именно она сделала Британию великой"

Два вида подлости

Два вида подлости. Сознательно насаживать то, что должно идти от души (улыбайся, сука!). И скопом осмеивать и подвергать сомнению то, что от души идет.

И, кстати, ежели, допустим, я тащу свое недовольное чадо в поход - я насаживаю ситуацию, а не отношение. Отношение прорастает (если уж начали в садоводческих терминах) само. А уж какое, зависит от многих факторов, и это уже другой разговор.

Так что не надо меня убеждать, что абсолютно все пришли сами или что всех пригнали. Я и так сам все знаю. Наличие плевел автоматически не означает бессмысленности пахоты. Если только петросяновщина не начнется ("за один день поле вспахали, засеяли и асфальтом покрыли").

Оговорка по Фрейду

Сначала бородатый анекдот:

«Один психоаналитик говорит другому: - Я за завтраком оговорился ну прямо по Фрейду. Обращаюсь к жене и хочу попросить ее передать мне соль. А вместо этого у меня вылетает: "Ах ты сука!.. Ты же мне всю жизнь испортила!".»

Казалось бы, при чем тут Украина?

Collapse )