Category: напитки

Category was added automatically. Read all entries about "напитки".

Фейное

Когда-то в Испании мою жену хотели сжечь на костре, ошибочно приняв за ведьму. За это она шибанула молнией по главному заводиле и феепортировалась в наши края. Вообще-то, моя жена умеет держать себя в руках. За всю нашу долгую совместную жизнь она всего лищь один-единственный раз чуть не испепелила меня. Но, честно говоря, я сам виноват: ну, не надо было сомневаться в ее кулинарных способностях и нахваливать нашу молоденькую кухарку. Вот её действительно жалко, просто попала под раздачу. К тому же, из-за пропажи кухарки нам снова пришлось переезжать, а я только-только отыскал клёвое место для рыбалки.

Зато на новом месте на жену нашло вдохновение, и она начала писать книгу о том, как надо зарабатывать деньги. Она говорит мне, что должно получиться гомерически смешное фэнтэзи. В реальной жизни мы берём деньги из вечного кошелька. А с некоторых пор перешли на универсальную безлимитную карточку. Но в книге жена вовсю веселится, описывая способы игры на бирже или построения собственного бизнеса.

Ещё у нее есть страничка вконтакте, где она рассказывает о том, как надо готовить. Когда я ставлю лайк под постом, у нас в холодильнике автоматически появляется банка импортного пива. Жаль, что нельзя поставить сразу несколько лайков. Но, и так неплохо.

Иногда я задумываюсь, а что было бы, если бы мою любимую не захотели сжечь, и мы бы не встретились? Наверное, так и протратил бы всю свою никчемную жизнь в муромской глуши. А может быть, наоборот, собрался бы с силами и… Но больше я ничего никогда подумать не успеваю, потому что у меня начинает раскалываться голова. Тогда я кляну сам себя и иду ставить лайки в контакт, пить пиво и размышлять о том, что фею всякий обидеть норовит.

На столе вино и хлеб

На столе вино и хлеб,
Небеса совсем седые.
На сто вёрст вокруг вертеп,
Маршируют вдаль святые.

Даже тот, кто обречён,
Взгляд с надеждою роняет.
Где-то ангел за плечом
Беса мелкого гоняет.

И не враг мне, а собрат
После трапезы напомнит
Крошки тёплые собрать,
Птицам вынести из комнат.

Как обычно впопыхах

Как обычно впопыхах
Постным маслицем картинка:
Нож дамоклов на соплях
И прокрустова простынка,
Неба свежее вино
И вакханок танец дикий.
И, как тень, в углу пятно
Для вакантной Эвридики.

и вот всё прекрасней,

и вот всё прекрасней, чем можно представить,
Поскольку фантазии нашей на грош.
Лишь тонкою сеточкой шрамы на память,
Которая чуть поднывает под дождь.
Но в целом, и даже, наверное, в общем,
Не рай на земле, но преддверье его,
Где чёрный, как золото, ход заколочен.
За ним, как доказано, нет ничего:
Ни тропки кривой, ни дрожащей осинки,
Ни острого камня в чужой огород.
Всё это - не стоит одной лишь слезинки
Для нас, просолёных на сто лет вперёд.
Поэтому кухня чиста и опрятна,
Поэтому хюгге и в чашке вино.
А чёрные, бывшие белые пятна
Мелькают во сне лишь, как в старом кино.

Потому что небо бродит который год,

Потому что небо бродит который год,
И почти прокисло в старых мехах вино,
Ты оставишь дом свой, чтобы свершить поход,
Но не ради славы или богатства, но
И не ради той, что целый затмила свет
Красотой своей, чтоб кровный налог взымать,
Просто в сердце тошно, просто кромешный снег
Неизменно сводит с правильности ума.
Но поход всегда кончается, как побег,
Тот, где парус порван и пополам весло,
Потому что небо бредит который век
И виной прокисшей челюсть уже свело.

И сидя за водки последним графином,

И сидя за водки последним графином,
Решили, что больше наглеть мы не будем:
Ты в следующей жизни останешься фильмом,
Я, в случае лучшем, каким-нибудь дублем.

Наверное, всё же хватило нам литра.
И канула в прошлое скатерть в объедках,
А с нею и рваные глупые титры
На скомканных пьяной рукою салфетках.

едва оправившись от прошлого

едва оправившись от прошлого,
Не веря в будущее лето,
Через декабрьское крошево
Бредёшь по замершему свету.
Согреет водка внесезонная,
Когда совсем озябнешь ночью,
Где тлеют огоньки зелёные
Такси, а может, стаи волчьей.

я болтаюсь словно хлястик,

я болтаюсь словно хлястик,
Но никак не оторвусь.
Размелю помельче счастье,
Пожирней добавлю грусть.

Пусть снежок погуще валит,
Засыпая жизни лёд.
Буду жить и кофеварить,
Ожидая Новый год.

Пусть он будет безымянный,
Запыхавшийся слегка...
Я болтаю словно пьяный
От густого коньяка.

К цыганам

К цыганам!

Я поехал к цыганам. А цыгане поехали ко мне. Цыгане душевно пели: "к нам приехал, к нам приехал". Но пели они у меня, откуда я уехал. А когда я вернулся, цыган уже не было. потому что они с песнями и плясками откочевали в Бессарабию. Одну цыганку я почти поймал за самый край юбки, но это оказалась не цыганка, а совсем даже наоборот - моя супруга. С перепугу я наорал на неё, мол нечего по цыганам шляться. Потом мы обнялись и поехали в кабак. Ну, и подумаешь, что там цыган нет. Зато там есть водка и много еще чего. Хотя, жаль, конечно. А, и по фиг!

Пусть прошлое пятится,

Пусть прошлое пятится, веря в грядущий приход
Заветного умницы из непочатого края.
Расслабленным пятницей перед десятком суббот
Завалит он с улицы, всеми грехами стекая.

На входе набрешет, мол, со стороны жениха,
Усядется с краю, попросит значительно водки.
Восток уже брезжит, и в небо впадает река.
И тьма высыхает на дне
заключительной стопки.