Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Когда мы

Когда мы кончимся, когда мы Пересечёмся напослед,
Под милосердный вдох «Агдама»
И сизый выхлоп сигарет,
Пространство в ком бумажный скомкав,
Дадим тогда молчанью шанс,
Чтоб слов недужная позёмка,
Не замела по горло нас.

Отступают

Отступают катаклизмы,
Проступает всюду ночь.
В этой следующей жизни
Вспомнить прошлую невмочь.
Только лишь цветные пятна,
Заплетённые в туман,
И молчанья необъятный
Невпопадный океан.
В небе звёзды отцветают,
И, завёрнутый в строку,
Шёпот твой едва мерцает
На замёрзшем берегу.

Что сплыло

Что сплыло без следа,
Оставить на потом,
Глядеть туда, где "да"
Навешено мостом,
Которому пожар
Не страшен оттого,
Что времени река
Течёт через него.

Ломается струя
О сумерки перил.
Где ты уже не я,
А я бесследно сплыл
Туда, где водопад,
Мостом впадает в тьму,
И нет ни "нет", ни "да",
Ты знаешь - почему.

Ты хочешь знать

Ты хочешь знать, как всё закончится,
Надеждой глупою томим,
Что будет всё, как и захочется.
Но неуютный пилигрим
Вздохнув едва лишь, прочь потопает,
Не умножая чепуху.
А ты останешься под тополем
В смолистых мыслях и в пуху
Очередного ждать пророчества
Про то, что смерть всего лишь фейк,
Что всё, конечно же, закончится
Тем, что не кончится вовек.

Сойдя во тьму

Сойдя во тьму, вдруг обретаешь свет.
Он мягко пробивается сквозь веки,
Чтоб вывести туда, где масок нет,
Но стопроцентно есть библиотеки.
И глупо даже вспоминать про смерть,
Она в итоге только лишь стращала.
И можно очень многое успеть.
Нельзя лишь только всё начать сначала.

Где на руках, где нараспев

Где на руках, где нараспев
Несут любовь его и горе,
Но, рыбку царственную съев,
Старик уходит прочь от моря
Туда, где смерть уже честна,
И где слова ещё не мухи,
А из раздетого окна
Летят прекрасные старухи.

В каменную борозду не лезу

В каменную борозду не лезу,
Не ищу в запале ход конём.
Влажный возраст сумрачного леса
Мой переполняет окоём.
Не узнаешь, может быть, меня ты,
Если не забудешь посмотреть
Там, где заполошные менады
Песнями поглаживают смерть.
Это только кажется непросто,
Но уже в параде дю Солей
Вдоль аллей хромаю я по росту
Вслед за тенью длинною своей.

Впасть в пушистые море и лето

Впасть в пушистые море и лето,
Где ещё не помянута смерть,
Потому что за час до рассвета
Мир ещё не успел затвердеть,
И Пандоры ларец запечатан.
И, умаявшись в денной возне,
Чуть сопит подростковое чадо,
Безоглядно летая во сне.

За мною следом Эвридика

За мною следом Эвридика
Спешит, молчание храня,
А у меня вся память в дырках
И совесть в трещинках огня.

Она измучено мне рада,
И потому опять простит,
Что у меня семь пятниц кряду
И разыгравшийся гастрит.

А даль светла, а птицы вьются,
И слишком несуразна смерть.
Но страшно даже оглянуться
И ничего не разглядеть.

Небеса блестят от воска

Небеса блестят от воска,
На носу честной шаббат,
А колодец вавилонский
Тьмой египетской объят.

Нам бы капельку напиться,
Напоить в себе слова.
Глубоко журчит водица
Ни жива и ни мертва.

Голова полна тумана,
Но прожектами горит:
Будет день, и будет манна,
Со вкрапленьями акрид.