Category: происшествия

Так и живём здесь ни валко

Так и живём здесь ни валко, ни шатко,
И порастаем травой да быльём.
Сколько не виделись, красная шапка?
Я-то? Всё также хожу бобылём.
Жаль, что в последнее время подводят
Ноги и зрение, память и слух.
Чувствую все перепады погоды
Да сам с собою беседую вслух.
Просто, какие тут новости в чаще?
Из катаклизмов - лишь дождик слепой.
Красная шапочка, я настоящий
Был ненадолго лишь только с тобой.
Так и живу здесь ни шатко, ни валко,
И порастаю седою травой.
Помнишь тропинку, корзинку, считалку?
Солнышко красное над головой?

Всё ещё только пытаюсь

Всё ещё только пытаюсь
Жизнь устаканить свою:
Крохами слухов питаюсь,
Эхо последнее пью.
В грязное донце стакана
Солнце пытаюсь ловить,
Чтобы точнее стекала
Капли горючая сыть
Прошлое мёртвой водицей
Клею, чтоб дальше могло
Напоминать мне жар-птицу
Сквозь ледяное стекло.

Клочковатым сизым облаком

Клочковатым сизым облаком
Я сквозь день ползу морозный,
И в уме считаю столбиком
Всё, что за ночь не замёрзло:
Сколько лет вмещает улица,
Сколько зим глазеют волки,
Сколько ангелов тусуется
На конце чужой иголки.

Хотя себя и жаль

Хотя себя и жаль
В окраине глухой,
Не задувай пожар,
Чтоб не хлебнуть с лихвой,
Настоянной на том,
Что слова волшебство
В пространстве ледяном
Не стоит ничего.

Контрольная

Сначала город залило дождями. Вода поднялась на несколько метров. Из-за коротких замыканий начались пожары. Где-то рванул склад то ли с боеприпасами, то ли с фейерверками. И тут ударил мороз такой силы, что получившуюся кору льда не смог пробить даже свалившийся с неба метеорит. А мы сидели и писали контрольную. И даже не могли выглянуть в окно. Потому что звонок для учителя. И наводнение для учителя. И пожары, морозы, метеориты и прочие катаклизмы - они тоже для учителя. Вот какой у нас суровый учитель. Зато мы все получили за контрольную хорошие и отличные оценки. А за то что у нас никто не паниковал, нам еще и по ОБЖ отлично всем поставили. Жаль только, что мы просмотрели, как метеорит падает. Ну, ничего, теперь контрольная уже не скоро. Следующий метеорит мы уж точно не пропустим.

Туман девятый. И лошадка

Туман девятый. И лошадка
Уже плывёт, бела, как смерть.
Неровен час, пространство шатко.
И тёмным облаком медведь
Вдруг проступает. Небо близко,
Оно глядит в твои глаза,
Где мысли мелкие, как брызги
Из-под кривого колеса.
Во тьме вдруг ухнет глуховато,
Но свет покажется родным,
И скроет всё туман девятый,
Густой, как от пожаров дым.

Осатанев от мёртвых дней и душ,

Осатанев от мёртвых дней и душ,
Отыщем край, где можно, наконец-то,
За ум ли взяться, или же за гуж,
Чтоб не хвататься судорожно за сердце.
И можно время в клеточки вписать
И делать вид, что запредельно бодр.
Давай, на посошок по пятьдесят,
Пока ещё не запретил нам доктор.

Ich liebe dich

Ich liebe dich, ведь смерти нет ещё,
Лишь дней ковыльных караван.
Кочуем с пастбища на лежбище,
А после - в Тихий Океан,
А после - в сорокоревущие,
С солёным привкусом во рту.
Ich liebe dich. Мы на плаву ещё,
Раз подбивают на лету.

По растерявшейся планете

По растерявшейся планете
Пройти совсем немудрено,
Друг друга даже не заметив,
Как будто белое пятно
На карте, словно в зоне мёртвой,
У задыхающего дна.
И, значит, смысла нет упёрто
Стоять у сонного окна,
Где щедрой молью тополиной
Стекла усеяна скрижаль,
А вечер выцветший и длинный
Во тьму не пробует сбежать.

Глиной через боль огня

Глиной через боль огня
В хрупкую посуду.
Ну и что, что нет меня.
Захочу и буду.
Надо только лишь посметь
Сквозь ушко иголки.
Чтобы жизнь, и чтобы смерть,
И следов осколки.
От начала всех начал
До конца дорожки.
Ну, давай уже, гончар,
Подставляй ладошки.