Category: транспорт

Погружается тучный поезд

Погружается тучный поезд
В темноты кисель.
Мы с тобою случайны порознь,
Как стрела и цель
В ожидании и в погоне,
Меря тьму и свет.
Но оставшийся на перроне
Безнадёжно слеп.
А в вагоне напоят чаем,
И дадут постель.
Но прибытия пункт случаен,
Лишь похож на цель.

Изо дня в ночь и день

Изо дня в ночь и день,
Из маршрутки в маршрутку
Словно бы чья-то тень,
Глупая чья-то шутка,
Перемещаюсь, но
Вокруг одного блуждаю,
Господи, так давно.
И проезд дорожает.

Тучами скомкано полнебосклона.

Тучами скомкано полнебосклона.
Вяло шевелятся лиц промежутки.
Очередной бедолага Иона
Выпадет мельком из грязной маршрутки
В капельки света. И облачко пара
Вспыхнет и втянется в сумрак небесный.
Тень, покачнувшись налево-направо,
Дальше потянется без джи-пи-эса,
Веря, что ноги отыщут дорогу
Через взахлёб тридесятую лужу,
Словно рыбёшки, плывущие к Богу,
Чтобы доставить никчёмную душу.

То дождик ныл, то крался снег,

То дождик ныл, то крался снег,
Нос щекотал кислотный выброс.
На остановке человек,
Надеялся, что Бог не выдаст
И даст ему и срок, и шанс.
Но мимо шли не те маршрутки.
Почти что вычерпав запас,
Пугливо капали минутки.
И было больше снов, чем сил,
И застревало комом имя.
Кусался снег, и дождик ныл.
Но было всё ещё терпимо.

В этот поезд вход по одному.

В этот поезд вход по одному.
Переодеваемся во тьму.
И сидим, и движемся вперёд,
Немотою обжигая рот.
Нам-то ехать - ночку переспать
Да копаться в прошлом перестать.
Утром выйдем - мир уже другой.
Только сон на языке иргой.

Время коротко ли, долго,

Время коротко ли, долго,
Расстоянию подстать.
И опять плацкартна полка,
Чтоб, мерцая, спать-не спать
Мимо станций, полустанков,
Мимо стрелок и мостов.
Мир по-прежнему инаков
Если вырваться из слов,
И вбирать колёс шаманство,
И вдыхать случайный дым
Там, где время и пространство
Стали поездом одним.

Я повис на тонкой леске,

Я повис на тонкой леске,
Зацепившись вдруг в пути:
- Где ты?!
- В поезде! В поездке!!!
Но внезапно голос резкий:
«Аппарат абонента выключен
Или находится вне зоны действия сети.»

Перемещаясь между городов

Перемещаясь между городов
И липким сном замазывая раны,
На сто рядов, на тысячу рядов
Вдруг сам себе становишься не равным.
Глаза откроешь - тот же всё плацкарт,
Где потный дух врастает в храп соседа.
А кем ты был сто тысяч лет назад
Теперь уже не вспомнить без билета.

Плацкартное

Потрескивает, словно счетчик гейгера, ложечка в стакане. Может, конечно, это вовсе и не она, но во-первых, откуда в плацкарте счетчик гейгера? Во-вторых, тогда слишком страшновато. Почти чувствую, как пронизывают меня невидимые глазу плацкарто-лучи. Впрочем, мне скоро выходить, а вот сосед-вахтовик всяко дозу отхватит или отхватил уже. Вот он алкоголем с коллегами-приятелями и то ли профилактируется, то ли лечится.

Судя по замечаниям опытного проводника (видимо, переодетого врача), трое из них, включая и моего соседа, уже имеют крестики в своей книжечке. Набрав определенное количество крестиков, ты уже в поезд не попадешь, я так понял. Что подтверждает мою теорию о плацкарт-радиации - так, видимо, заботятся у отхвативших критическую дозу. И опять же, судя по разговорам, надо набрать несколько крестиков,то есть имеем куммулятивный эффект.

Вахтовики храбрятся, пьют вонючее лекарство, ходят курить в туалет и тамбур. Но никто, включая меня, их не ругает, понимая, что к чему.