Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Душу качает поезд,

Душу качает поезд,
Пространство скисло.
Спишь будто камень, то есть
Без снов и смысла,
Радостный, что не сносит,
Как раньше, крышу.
Слышишь, стучат колёса?
И я не слышу.

А за окном пейзаж
Замедляет пляску.
Руки, забыв багаж,
Проверяют маску.
Нет больше нынче дел
У засохшей глины.
Слушай, а твой туннель,
Он, и правда, длинный.

Когда в глазах немеющих темно

Когда в глазах немеющих темно,
То это лишь от приступов иллюзий,
Где, ну, такие немцы и кино,
Что и весна почти что all inclusive.

Дышать под блёклой маской нелегко,
Зато не так заметно, что немолод.
Тянулся долго, лязгал далеко
Седьмой трамвай, держась за медный провод.

Внутри от мыслей тлеющих тепло,
Но за окном пейзаж стирает ластик,
Покуда мы до вечного депо
Через мосты, отстроенные на смех.

В окошко ветер дым принёс,

В окошко ветер дым принёс,
И эта вонь уже надолго.
Куда бежит наш паровоз,
Об этом знают рельсы только
И беспробудный проводник,
Но он молчит в такую тряпку,
Как будто вырвал кто язык
И наложил на рот заплатку.
По слухам, есть ещё стоп-кран,
Однако, путь к нему не ладен.
Но, слава Богу, жив титан,
Хотя и он уже на ладан.

Несмотря на изрядную живость

Несмотря на изрядную живость,
Что повсюду истошно блажит,
Почему-то опять не сложилось
То, что вовсе не сложно сложить.

Путь скатёркою ровной расстелен,
Но стоишь неподвижен и снул,
Не рассеян, а словно растерян,
Будто снежного ветра вдохнул.

Пропускаешь слова и маршрутки,
Что текут и блестят, как вода,
Лишь уставшие зяблые руки
Молча греешь у самого рта.

Прощай, неправильный герой

Прощай, неправильный герой,
Оставь нас в грязном переулке.
Твой пир уже не за горой,
А на усах звенят сосульки.

Так замело, что не пройти.
И в чистой целине глубокой
Твои трамвайные пути
Почти сливаются с дорогой.

Во тьме теряются мосты,
Чтоб легче было человеку
От летней памяти остыть,
Перебираясь через реку.

Как весенняя трава,

Как весенняя трава,
Вырастают миллионы.
Густо сеются слова
В транспаранты и знамёна.
Долго будет светлый рай
Хоть далёким, но прекрасным.
Звонко тренькает трамвай
Над пролитым щедро маслом.

Покуда мальчики галдели

Покуда мальчики галдели,
Стесняясь тихих нежных слов.
В молчаньи женщины глядели
На грядки стриженных голов.

Копался дождик в гуле вязком,
Бил одиночными в стекло,
Но: “по вагонам“ грубым лязгом
Черту сплошную провело.

И на осеннем полустанке
Необратимо вплёлся вдруг
Неутешимый плач славянки
В колёс железный перестук.

С утра заботы мнёшь, как глину

С утра заботы мнёшь, как глину,
Чтоб сунуть вечером в закат,
Но только лишь дела отхлынут,
Как мысли тьму заполонят.

Одни чугонно-испоконны,
Другие словно ноготки,
Мелькают третьи беспокойно
Словно маршруток огоньки.

И так темно уже и поздно,
Что силы нету на полёт,
Лишь у окна сидеть, замёрзнув,
И слушать, как жена нервозно
В соседней комнате поёт.

Грузите целыми вагонами

Грузите целыми вагонами
И апельсины, и бананы
Там, где дома в пыли картонные
У белой кромки океана.

Спешит посылочка заветная,
Почтмейстер бродит по дорожкам,
Графиня, мокрая и бледная,
Ночь напролёт стучит в окошко.

К земле коса стекает пьяная,
Взгляд обещающе-туманист,
Но леденеет от дыхания
Необретаемый Солярис.