Tags: Даты

В день кукольного театра (и поэзии)

Я держу в руке перо,
Потому что я - Пьеро!

Кстати, как сейчас помню, Пьеро я на утреннике в детском саду был. И должен был с Мальвиной вокруг елки первым хоровод зачинать. Но наблюдение за действом меня настолько сильно увлекло, что я все на свете позабыл. И с Мальвиной пошла Снегурочка, а я так и наблюдал в лирическом настроении. Так что ужо тогда фантазийно-мечтательное для меня превалировало над реальностью. Впрочем, может быть, во всем виноват костюм. Вот одели бы меня тогда в Арлекино, неизвестно кто из меня сейчас бы вышел.

у прекрасной Ольги Левской

11 декабря у прекрасной Ольги Левской день рождения было (сюда пощу из ФБ с запозданием) с чем ее и поздравляю-поздравляю-поздравляю. И вчера ты читала классно-классно-классно, а меня видимо заело-заело-заело. Вот как-то так

Время ложиться и время вставать
Словно сошли с ума.
Аналостанке хочется спать.
Сумерки. Снег. Зима.
Черного кофе донная вязь
Или же чай с травой.
Аналостанка, как родилась
Заново. Не впервой.
В окна сочится каплями свет,
Мявкнет: пора, дружок.
Тихо мяукнет котёнок в ответ.
Утро. Зима. Снежок.



Десятилетие



В телефонной трубке голос,
Снега лёгкая пыльца...
Десять лет несётся поезд,
И дороге нет конца.

Но такое чувство словно
Лишь вчера ещё перрон
Молча щурился чуть сонно
На садящихся в вагон.

Столько нежности и света
В сердце бережном твоём.
Мы с тобою чудно едем-
Едем. Но уже втроём.

23 февраля

23 февраля

Вот раньше водку пили
Мы в состояньи диком.
Культуры накопили -
Сидим и жрём текилу,
Поругивая гринго.

Прощай седьмое ноября!

Мое старенькое, наверное 2005 года :)

Прощай седьмое ноября!
Зачем нам революций знаки?
Нас больше трогают поляки,
Которые напали зря
На наш московский регион,
Который охранял Сусанин.
Жизнь за царя не зря отдал он,
Он был герой со всех сторон.
И мы, со всякой стороны,
Не отдадим врагу столицы,
Ведь есть же чем ещё гордиться:
Там сердце нашенской страны.
Там Кремль, Арбат, Охотный ряд,
Там - перечислишь всё едва ли...

Прощай седьмое ноября!
Тебя лишь только мы отдали.

творческая встреча

28 марта 2012 года в красноярской краевой молодежной библиотеке прошла творческая встреча студентов строительного техникума и представителей "Диалога" Карапетьяна Рустама и Новиковой Нины. Перед встречей со студентами было теплое чае-общение с представителями библиотеки. На самой встрече было задано много вопросов, получено много ответов, прочитано много стихов. Отметим, что это был дебют Нины, который она провела блестяще.

Вах-вах-вах

"Глава Красноярска Петр Пимашков 12 декабря подписал заявление об отставке по собственному желанию в связи с избранием депутатом Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации"

На кого ж ты нас покинул?
Нас покинул на кого?
Без тебя нам не малина
И не нужно никого.

Что же ты ушел так рано,
Что ж так рано ускакал?
Кто же будет нам фонтаны?
Кто же будет карнавал?

Эти нонешние тут же
Все на части разберут.
Возвращайся к нам, Петруша,
Любят здесь тебя ждут.

Ты, пройдя разврат их медный,
Поспешай в родимый дом.
Мы тебя и в президенты,
Ежли хочешь, изберем.

Развлекухи

А вот это мы с Кириллом курсе эдак на втором, наверное. Видок странный немного. Не помню по какому поводу и зачем мы накрашивались, вернее, это девушка нас накрасила. А скорее всего - просто так. Или даже нет. Скорее всего идея была - Викина. Насколько помню, у меня на щеке было написано "Кино". Потом мы пошли гулять и смотреть на реакцию окружающих. Потом мы зарулили к Лехе и долго там фоткались на плохонький фотоаппарат, пытаясь изобразить какие-то комиксы. Комиксов, конечно, не получилось, но несколько фоток осталось.
Копия scan 1 (700x492, 42Kb)

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Краснянский Кирилл

Он умер 16 июня 199. лохматого года. Чёрт, я уже и забыл точно. Кажется, я только что закончил универ и получил диплом...

Рак сожрал его меньше, чем за год.

Мы учились в одном классе, но сошлись близко уже после школы. Причиной тому послужило несколько моментов. Ну во-первых, конечно же, ностальгия по школе. В школе наш класс общался довольно тесно, постоянно куда-то ездил, принимал в чем-то участие и т.д. и т.п. Общались и на урока и после. Так что после выпускных, а потом вступительных экзаменов мы продолжали бегать друг к другу и отмечать компаниями те или иные праздники.

Тем паче нам же уже можно было "злоупотреблять", чем мы радостно и занимались, гробя себе здоровья. Кажется, не было такой недели, чтобы где-нибудь не собиралась теплая компания... Ведь столько же праздников, день рождений, поводов… Впрочем, здоровья, нам казалось, у нас было с избытком, поэтому веселые мужицкие (как тоже нам казалось) попойки, были нормой жизни.

Пили мы всяческую гадость. Как сейчас помню, водки практически не было, и мы жрали спирт "Ройяль", разводя его в кастрюле и разливая поварешкой. Ну это в лучшем случае. Леха помню угощал нас как-то спиртом из канистры с надписью "Вермахт". Судя по всему, спирт был именно с тех самых времен и им фашисты травили наших партизан... В общем, не знаю что там было, но гадость была страшная. Впрочем, мы выпили и ее. Мы пили и пили. И разговаривали, разговаривали, разговаривали.

Ну и, конечно же, еще мы орали песни под гитару. Я к тому времени выучил с десяток аккордов и считал себя если не Стингом (о существовании которого и не подозревал), то, как минимум - Цоем, который был тогда еще совсем жив, а чуть позже тоже жив, но уже не совсем. Кирилл тоже играл на гитаре, но песни не орал, а побренькивал что-то свое. И аккорды у него все были какие-то не очень правильные, не как в журнале.

Мы встречались все чаще и чаще. И говорили все больше и больше. Это уже стало традицией, что несколько раз в неделю мы вдвоем-втроем собирались у него и слушали музыку (вот тогда я наконец-то узнал, кто такой Стинг). Или устраивали импровизированный сейшн на гитарах.
Просто тренькали, тренькали, что-то наговаривали, что-то настукивали, впадали в какой-то транс, а потом умиротворенные и просветленные выкуривали на прощание по сигаретке и расходились по домам. А потом уже и не расходились, а оставались ночевать друг у друга. И опять разговаривали или молчали, что тоже было в тему.

Еще безо всякого сомнения на нашу близость повлияло то, что ухлестывали мы за одной и той же девицей. Тоже одноклассницей, естественно. Вообще-то, ухлестывали не мы одни, было нас четверо одноклассников-мушкетеров. Может быть и больше, но я этого не помню. По-крайней мере, так явно таскались за ней мы четверо. Потом трое. Потом остались мы с Кириллом. И остались уже надолго, что нас тоже как-то сплотило. Помню, что в какой-то момент времени, само собой, безо всякой договоренности, у нас даже сложилось какое-то расписание: в какие-то дни к девушке в гости бегал я, в какие-то Кирилл. Раз в неделю встречались все вместе. Ну и, конечно, один день, как минимум, был посвящен чистой суровой мужской дружбе.

Я тогда графоманил не по-детски, а сойдясь поближе с Кириллом, начал еще и не по-детски писать песни. Всякую фигню. Я приносил ему каждый раз по несколько песен. Он сидел, слушал, потом похваливал меня. Или ничего не говорил. Иногда играл и пел что-нибудь свое. Изредка у нас получалось что-то совместное. Например, однажды я принес ему новую песенку, а через неделю он вдруг заявил мне, что я играю ее неправильно, и сыграл совсем по-другому. И одевшись в его мелодию, песенка стала песней:

Ты открываешь пачку сигарет,
Ты завариваешь чай покрепче.
Ты самый нормальный человек,
А я просто вечер, обыкновенный вечер.

Я тихий и молчаливый вечер,
Кому-то поздний, кому-то нет.
Мое дыхание - свежий ветер,
Мое отчаянье - лунный свет.

А в доме напротив загорелось окно,
И улица стала светлее.
Но ты устал и тебе все равно,
и ты пьешь чай, ни о чем не жалея

Ты ожидаешь забвения ночь,
Ты надеешься, что время излечит,
Но я не в силах тебе помочь,
Ведь я просто вечер, обыкновенный вечер.

(слова Карапетьяна Рустама, музыка Краснянского Кирилла)

Сейчас, вспоминая эти свои стихи и песни, понимаешь насколько простыми и наивными они были. Но именно поэтому я помню многие из них до сих пор. Кирилл же пел о чем-то другом. Я тогда не совсем понимал о чем. Я и сейчас не совсем понимаю, но продолжаю вслушиваться.

Капли дождя бегут по пыльному вагонному стеклу.
Тени в купе играют в карты непонятную игру.
Этот поезд оторвался от Земли и набирает высоту.
Этот поезд привидений каждый вечер улетает на Луну.

(слова и музыка Краснянского Кирилла)

Потом он заболел. Ненадолго. Потом еще раз. Считалось, что это язва желудка. Наверное, сначала он и сам так думал. О больнице, о том как его тошнило дома он рассказывал со своей всегдашней легкой иронией над самим собой. Потом он слег уже надолго. В больнице я видел его один раз. Кирилла держали на сильных болеутоляющих и он жаловался, что ни хрена не соображает, но продолжать при этом подшучивать надо собой и окружающими.

16 июня его не стало. Я собирался уезжать в деревню, забирать оттуда стремительно стареющего деда.Вдруг позвонил Дюха и спросил:
- Ты знаешь, что Кирилл вчера умер?

Я не знал. Была какая-то суета. Куда-то ходили, что-то покупали. Ночь я провел вместе с его отцом. Возле Кирилла. На похоронах народу было столько, что поминки проводили в три приема. В квартиру поднимались одноклассники, потом одногруппники, потом остались родственники. Я знал всех и поминал со всеми. Потом мы еще сидели и пили с отцом на кухне. Потом я пришел домой и пил водку из горла. И все никак не мог опьянеть. И тогда я вдруг наконец-то расплакался. Может быть, потому что дома не было никого и стесняться было некого. А может, потому что в какой-то момент вдруг перестал думать о Кирилле, а начал жалеть себя. Так я и уснул в слезах. И мне приснилось, как мы сидим с Кириллом на кухне, вот также как всегда, пьем крепкий чай, курим. И мама его как всегда заходит и ворчит на нас за курение. А он как всегда ей машет руками, мол ну иди, иди давай, дай же немного поговорить. Или помолчать. С ним так уютно было молчать. А потом он сказал мне, мол, да не парься ты так, да все нормально со мной, так что давай, не расклеивайся...

Я и не расклеиваюсь. Я вспоминаю.

Да, я великий пловец по течению,
Не пугают меня ни быстрины, ни метры глубин,
Я плыву наудачу, не зная свой пункт назначения.
Не встречает никто, я плыву совершенно один.

Да, я великий пловец по течению,
Не волнуйтесь, волною меня не утянет на дно.
И не надо спасать, я живу здесь в согласьи с течением.
Если даже устану, на плаву удержусь всё равно.

Да, я великий пловец по течению,
Я надеюсь увидеть еще птицы синей крыло.
Я держусь за плавучую фразу всё будет, как надо.
Но сознанье того, что плыву не туда, меня тянет на дно.

(слова и музыка Краснянского Кирилла)

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru