Tags: Детские писатели вокруг Детгиза

Список участников 8-го фестиваля «Молодые писатели вокруг ДЕТГИЗа»

http://detgiz.spb.ru/

На сайте ДЕТГИЗа появился список участников очередного фестиваля. Я три раза участвовал в этом мероприятии, и каждый раз это было конструктивно, душевно, вдохновительно. Очень жаль, что в этом году в силу непростых финансовых обстоятельств (у обоих сторон) мы с ДЕТГИЗом не смогли встретиться. Но немало утешает намечающийся семинар для детских писателей от мэтров Михаила Яснова и Сергея Махотина в ноябре в Красноярске. Ну, а пока мои поздравления всем участником семинара. И тем, кто уже не первый раз (завидую). И тем, кто первый (завидую еще больше, поскольку, первый раз он вот самый-самый, наверное).

Список участников 8-го фестиваля «Молодые писатели вокруг ДЕТГИЗа»
6-8 октября 2016 года, Санкт-Петербург.

Секция «Проза»:
Алексей Лисаченко
Анастасия Гриб
Анна Анисимова
Анна Зимова
Анна Моисеева
Антонина Шипулина
Гала Узюртова
Дарья Доцук
Дмитрий Ищенко
Евгения Чернышова
Елена Амбросова
Ксения Кошникова
Лариса Романовская
Надежда Гарнык
Сергей Балабанов
Сергей Мухин
Софья Ремез
Татьяна Мирошник

Секция «Поэзия»:
Наталья Волкова
Алексей Ерошин
Ирина Иванникова
Александра Калинина
Елена Мамонтова
Марина Намоконова
Юлия Симбирская
Кристина Стрельникова
Марина Тараненко
Анастасия Цимбалова

Секция «Критика»:
Алёна Бондарева.
Елена Борода (Владимирова)
Елена Ленковская
Ирина Лисова
Ольга Лишина
Светлана Потапова
Наталья Савушкина
Марина Соломонова
Евгения Шафферт

Молодые писатели вокруг «ДЕТГИЗа»

Внимание! Внимание! Писатели и критики, пишущие о детской литературе!
Восьмой фестиваль «Молодые писатели вокруг «ДЕТГИЗа» объявляет приём заявок!

Уважаемые критики и журналисты, пишущие о детской литературе! Восьмой ежегодный фестиваль «Молодые писатели вокруг «ДЕТГИЗа» мы решили посвятить Вам. Если Вы следите за развитием детской литературы в нашей стране, пишете или хотите написать о книгах современных отечественных прозаиков и поэтов, а затем поучаствовать в фестивале в качестве ведущих семинаров, мы Вас ждём! Принимаются статьи, обзоры и рецензии, как неопубликованные, так и опубликованные (с указанием издания) - оптимистические, аналитические, рекомендательные, критические. Прошедшие конкурсный отбор материалы будут опубликованы в традиционном фестивальном сборнике, а их авторы получат приглашение на фестиваль, который пройдёт в Санкт-Петербурге с 6 по 8 октября 2016 года. Критики получат возможность выбрать тексты для семинарских обсуждений и встретиться с их авторами. Заявки (краткая информация о профессиональной деятельности в области критики с указанием города проживания) и материалы принимаются до 1 июля на адрес detgizfest @ mail.ru. Координатор фестиваля Анна Ремез.

Для писателей
Объявляется приём заявок на фестиваль «Молодые писатели вокруг «ДЕТГИЗа». Не желая существовать в узких рамках раз и навсегда заданного формата, мы в этом году решили поэкспериментировать и предложить выбрать тексты для фестиваля… критикам и журналистам, пишущим о детской литературе. Рукописи (проза и поэзия для детей и подростков, неопубликованные) принимаются до 1 июля от всех без исключения писателей в возрасте до 45 лет, независимо от членства в творческих союзах. Отобранные тексты будут обсуждаться на семинарах в Санкт-Петербурге, с 6 по 8 октября 2016 года. Писатели и критики получат возможность познакомиться поближе и поговорить о том, что волнует, радует и печалит обе стороны литературного процесса. Заявки (краткая творческая биография с указанием города проживания) и тексты принимаются на адрес detgizfest @ mail.ru Координатор фестиваля Анна Ремез.

Детгиз-2015

Так жадно общались. Так дырява и капризна моя память. Это самолетные записки о прошедшем фестивале. Что успел накидать. Если поначалу – все довольно последовательно, то чем дальше, тем больше сумятицы. Это от того, что слишком интенсивно было. А в отличии от героя Нины Дашевской, «я - тормоз».

Collapse )

Детские писатели вокруг Детгиза (эпилог)

И все-таки я опоздал на самолет. Объяснений этому может быть несколько.

  1. Я – клинический идиот. А как еще назвать человека более 5 часов просидевшего в аэропорту в ожидании рейса, прошедшего регистрацию и предварительный досмотр. И опоздавшего на несколько минут, потому что забыл перевести часы и сидел не в той рекреации, а громкую связь в ней слышно не было.

  2. Еще один вариант – мистический. Пока я пять часов сидел в питерском аэропорту и расписывался в любви к Одессе, Питер возмущенный таким моим поведением, подстроил такую каверзу. Особенно он был возмущен тем фактом, что боясь опоздать на самолет, я наотрез отказался выходить в город на обзорную прогулку.

  3. Третий вариант смыкающийся с первым, но не такой обидный – я детский писатель, мне можно. По крайней мере, этот случай отвечает моим представлениям о детских писателях.


На все-таки в глубине души я больше склоняюсь ко второму варианту. Потому что, как только я перестал сопротивляться перед неизбежным и плакать: «пустите меня в самолет, я хочу домой, к маме и детям», Питер подобрел и все стало сразу как-то складываться.

Багаж мне вернули. Симпатичная девушка в офисе компании пожурила, предупредила, что билет в таких случаях сгорает, но оформила на следующий рейс, ровно через сутки. Потом из дома позвонила супруга и переадресовала меня в небольшой хостел, находящийся в очень исторической части, так что, выйдя с утра на многокилометровый променад, я сразу уперся в Петропавловскую крепость и дальше по карте. К тому же в хостеле давали скидку эсперантистом (а пару десятков слов я сказать могу), и нашелся журнал с моим эсперанто стихотворением, которого у меня в коллекции нет. Так что я голосую за второй вариант – это Питер меня не отпустил. И, в конце концов, я этому даже рад.

Кстати, во всем виноват таки «эта сволочь Юра Никитинский». Это ж его книжкой я зачитался в рекреации – вот самолет и пропустил!

Детские писатели вокруг Детгиза (21-23)

Мысля по поводу семинара

Чего лично мне не хватило на семинаре – какой-то принципиально иной технической работы, кроме разбора полетов. Привычные критика на фоне реверансов – это как-бы уже знакомо (хотя, и полезно, и много вынес). Но иногда все ж таки выходили на более другой уровень. Это и мэтры что-то обобщали, и сами семинаристы что-то формулировали. Однако, таких моментов было не так много, как хотелось бы.

Впрочем, смысл фестиваля был же не в обучении. Точнее, не только в обучении. Учить можно и офф-он-лайн по интернету на форуме. Главнее – личное общение и заражение друг друга идеями, энергией, настроением, детскостью, в конце концов. И доброй взрослостью. И этой, как ее, тематической эксклюзивностью! (Врать не буду – пришлось опять подсмотреть)

Буфет-конфет

«Ну уже как-то не принято рифмовать буфет-конфет. Затерто.» М.Яснов

Один сладкоежка забрался в буфет.
И там обнаружил коробку монет.
Сломает он зубы, монеты грызя,
Но вставить «конфеты» в стишок мне низзя!

Выдавливать из себя Григорьева

«Выдавливайте из себя Григорьева по капле» Михаил Яснов – Юрию Никитинскому

По утрам Юра Никитинский по капле выдавливал из себя Олега Григорьева.. Выдавливал, выдавливал и однажды таки выдавил. Григорьев смачно шмякнулся на стол, матюгнулся, сморкнулся, почесался и, хмуро посмотрев на Юру, прохрипел:
- Водка есть?
- Есть! – радостно откликнулся Юра, довольный тем, что, наконец, выдавил Григорьева.
- Тащи, - коротко приказал Григорьев.

Первую выпили, конечно, за литературу. Вторую замахнули конкретно за детскую литературу. Третью, понятно, что за баб. Четвертую, за нас мужики. Потом Юра метнулся в магазин, принес еще. Потом о чем-то громко спорили, обижались, чуть не подрались, но помирились, крепко обнимались. Следующее "потом" Юра помнил плохо. Очнулся утром. Пошевелился и застонал. Внутри головы бродил хмельной Григорьев и лупил по стенкам черепа кувалдой. Юра осторожно поднялся с ковра и поплелся в ванну – по капле выдавливать из себя Григорьева.

Детские писатели вокруг Детгиза (17-20)

Юрий Пусов…

…оказался намного моложе, чем я представлял себе. Наверное, потому что первый раз я вышел на него одновременно, как и на кучу авторов представительного возраста «от 50 и старше». Поэтому в Одесе Юра показался мне очень молодым. Потом оказалось, что у него целая куча детей. Трое кажется, если не ошибаюсь. Мой мозг разорвало. На вид Юра – такой юный. С другой стороны – куча детей.

Наконец, я решил для себя, что Юра – «из молодых, да ранних» и успокоился.

А еще у Юры – жена поэтесса. Что тоже не может не радовать. Потому что хорошо рифмуется с "Одесса".

Юра Никитинский…

…был в ударе. Хотя, скорее всего – всегда такой. Столько с ним было переговорено, что времени все равно не хватило.
Поговорили:

  1. про жизнь

  2. про литературу

  3. конкретно про детскую литературу

  4. конкретно про фантастику

  5. про наших женщин (в смысле детских писательниц и поэтесс)

  6. про жизнь

  7. про литературу

………….
156) читали друг другу иронические похабные стишки
………….
200) хвастались детьми
………….
415) давай уже спать
………….
598) жд вокзал. Пока братуха! Пиши! И ты мне!

Юра, Юра, подсадил ты меня опять на бла-бла-бла и уехал чёрт такой. Точнее, чорт.

А вообще, сволочь он та еще. В таком цветнике ж мы жили - прямо хоть из гостей не вылазь. А мы все бла-бла-бла эти. Хотя, с девушками мы, конечно, и покушали, и похихикали, и погуляли. А потом юркнем в номер или рустамкнем в бар и опять бла-бла-бла за жисть. Добланутые какие-то, чеснслово.


Тематическая эксклюзивность.

- Тематическая эксклюзивность, - сказала Татьяна Фролова (она же Марта Славина)

Все восхитились и постарались запомнить, чтобы щегольнуть впоследствии. Однако, на следующий день никто, включая мэтров, повторить не смог, как ни старался. Пришлось ждать запоздавшую Таню.

- Что, что ты вчера сказала? – накинулись на нее все. Таня повторила. На этот раз все записали.

- Позволю себе роскошь заметить… - продолжила Таня.

Но тут уж я записал за ней сразу.

Одесское расставание.

- Ну не теряйся, - сказал Михаил Давидович.
- Не теряйся, пиши, - уточнил Сергей Анатольевич..
- До встречи, - попрощалась Алла Юрьевна.

Кто не в курсе, это кроме всего прочего литературного, еще и три кита Детгиза. Точнее два кита и одна китиха. Хотя, китиха звучит как-то не очень. Пускай будет – касатка.

- Не теряюсь, буду писать, - клятвенно пообещал я. Ну а как же? Они же сделали мне предложение «от которого нельзя отказаться» (с)

От меня Яснов не убежал.
И ему руки я обе жал.

И шепнул (в испуге он поди):
- Ты пиши, а мы там поглядим.

А Махотин мне махнул рукой,
Мол, пиши, раз писарь ты такой.

1395177_421271301307008_830622070_n

Детские писатели вокруг Детгиза (11-16)

Старое и старинное

В Одессе много стареньких старинных домов. Жить в них не всегда очень удобно. Но люди живут. Зато ведь они живут в старинных домах. Хоть они и старенькие. Я, например, в таких домах никогда не жил. И не представляю себе, как это? Наверное, к  тому, что это памятник архитектуры – привыкаешь быстро, а к тому, что перебой с водой – не привыкается никак.

С другой стороны, когда ты пьешь воду из под крана, из под которого до тебя пил, ну например Гоголь, или Жванецкий,  - наверное, это как-то вдохновляет. Наверное.

А старое в Одессе вперемешку с новым. Старинные одесские дворики закрыты на старые ворота, на которых висят новые кодовые замки. Так что с основателем эсперанто камарадо Заменгофом (точнее с его памятником) – мы не сфотографировались – только посмотрели друг на друга через решетку, шепнули друг другу «saluton» и расстались. Он остался в старом закрытом одесском дворике. А я пошел по улице со старинными домами. По Дерибасовской.

Юры

Я уже писал, что познакомился с Юрой Никитинским. Это детский писатель из Киева. А вообще тут Юр оказалось, как собак нерезаных. Еще Юрий Пусов  - детский писатель. А еще Юра – местный куратор фестиваля. Вместе со мной – вся мужская часть семинара. Михаил Давидович и Сергей Анатольевич не в счет, потому что они мэтры – им по статусу положено выделяться. Ну а я собственно про Юру Никитинского из Киева-града.

Днем мы познакомились. Вечером ели в одесской пельменной. На следующий день пили украинское пиво. А еще через день я уже болел за украинскую сборную по футболу. Под украинскую водку. Играли с поляками. Победили наши.

Еще бы несколько дней и я вообще не знаю что. В Одессе вообще много часто не знаешь что. Но почти всегда найдется кто-нибудь готовый объяснить. Непонятно что и зачем.

Одесский писатель

После посещения литературного музея у меня сложилось стойкое впечатление, что все кто хоть немного писал, будучи рожден в Одессе – автоматически причисляется к одесским писателям.

Впрочем, в Одессе можно быть и проездом. А можно и вообще ни разу в жизни не побывать в ней. Главный признак одесского писателя, что он хоть что-нибудь написал про Одессу. Но обязательно с любовью. Таким людям Одесса и отвечает взаимностью.

Ионина, Абгарян и Шемякина.

Одна очень  хорошая Маша Ионина (и ее замечательные дети) передали со мной подарок (и открытку) для Наринэ Абгарян (литературной мамы Манюни). Передали две коробки конфет и кружку. От большой коробки я  сразу отказался. И, наверное, зря. Потому что Наринэ как-то все почувствовала и совсем не приехала на семинар. Но подарок я ей все ж таки передал – через Виолетту.

А еще я взял с собой книжку про Манюню, чтобы подписать у автора. Так что, можно сказать, что Наринэ была со мной в Одессе.

Кстати, поскольку я в лица никого не знал и страдаю в этом отношении устойчивым кретинизмом, то сначала я кинулся на одну девушку, приняв ее за Наринэ. Девушка испуганно посмотрела на меня и призналась, что она Надежда Шемякина. Вот ее я поэтому сразу запомнил. Только все время порывался назвать ее Наринэ.

Гончарова и Хаит.

А еще была совершенно искрометная писательница Марианна Гончарова и основательный редактор «Фонтана» Валерий Исаакович Хаит. Правда потом, через несколько дней мне стало казаться, что это Клара Новикова и Михаил Жванецкий. Но нет. Я специально, на всякий случай, уточнил у Михаила Давидовича Яснова. Все таки это была искрометная Марианна Гончарова и основательный Валерий Исаакович Хаит.

Прозаическое и поэтическое.

Я все время порываюсь быть детским поэтом. Даже книги детские у меня – сплошь стихотворные.  Но журналы почему-то отбирают чаще мои рассказы. И грамотки мне все больше за прозу достаются. Поэтому очень хотелось попасть на поэтический семинар. Но Детгиз взял мою прозу.

Я загрустил, ведь так хотелось научиться писать стихи. Но (ура!) – семинары объединили, и стихи и прозу разбирали вместе.. И теперь я недипломированный специалист по детским стихам и прозе.

Недипломированный, потому что дипломов нам не давали. Зато вокруг были детские писатели и поэты. Куда ни плюнь – обязательно попадешь в детского писателя и поэта. А то и в того и другого одновременно. Но я человек культурный и плеваться не стал. Тем более, что большинство окружающих были женщины. А во-вторых, они все были такие трогательные, что плеваться не хотелось. Трогательные, в смысле, что их можно было потрогать. Ну в смысле, как детских писательниц и поэток. Ну то есть, чтобы убедиться, что они настоящие.

Собственно, теперь я могу трогать и себя, потому что с семинара меня не выгнали, значит теперь я почти самый настоящий детский писатель. И поэт.

Детские писатели вокруг Детгиза (8-10)

Нина Дашевская…

…очень любит Вильнюс. И я очень люблю Вильнюс. Нина была в Вильнюсе раз пять-шесть (если ничего не путаю). А я всего один.
Зато у меня в Вильнюсе родилась жена. И ее родно брат служит сейчас там дьяконом в одной из церквей.
С Ниной мы встретились в Одессе. Но говорили про Вильнюс.
Я думаю, что когда мы встретимся с ней в Вильнюсе – то будем говорить про Одессу.

«А меня вчера Пушкиным стукнуло А.С.» Н.Дашевская

Аня Анисимова…

…приехала из Новосибирска. Поэтому я начал вербовать ее первой. Вербовку я проводил по очень секретному заданию красноярской краевой детской библиотеки. Аня на контакт пошла и завербовалась с охотой. Наверное, я хороший вербовщик. А еще навернее, Аня просто хороший человек. Ну а уж детский автор она точно замечательный. Наверное, завтра я завербую её еще один раз. А почему бы и нет? Хорошего человека и завербовать лишний раз – всегда приятно.

«У каждой лужи свой ребенок» А.Анисимова

С Кристиной Стрельниковой…

… мы собратья по одному издателю. Или сосёстры. Ее и меня напечатал один и тот же издатель из Минска. Зовут его Валерий Квилория. С Кристиной мы уже давно заочно знакомы по детскому порталу. А в Одессе мы впервые встретились очно и познакомились лично. В Одессе я много с кем познакомился лично. Но с Кристиной мы были знакомы и до этого. Из Одессы я полетел домой через Питер. А Кристина через Москву. А встретимся мы опять на детском портале, который создал замечательный человек из Израиля. Вот такая вот география.

Объявление маленькой собачки. (отрывок) К.Стрельникова

Заведу себе хозяйку
Небольшого ростика.
Чтобы хвостик был колечком,
Можно и без хвостика.

Детские писатели вокруг Детгиза (5-7)

О тех, кто, гуляет сам по себе.

В Одессе много кошек. Они выскальзывают из многочисленных подворотен, обнюхивают припарковавшиеся машины. Машины здесь паркуют прямо на тротуаре. Тротуар размечен парковочными местами. В Одессе широкие тротуары. И очень много кошек.

Каждое здание в Одессе с чем-нибудь связано. В нем или кто-нибудь родился, или жил, или, не дай Бог, умер. Ну в крайнем случае – заходил. А еще в Одессе очень много кошек. В столовой, где мы обедали по стенам висели плакаты с изображениями кошек. На семинаре детские поэты читали стихи про кошек. По небу плыло облако, похожее на кошку.

Одесса это большая кошка. Она может незаметно подойти, чтобы поласкаться. А может гордо прошествовать мимо.

Мне кажется, что я ее все-таки немножечко погладил.

Кость в горле.

В последний день сидели с Юрой Никитинским в кафе «Баварском» - аккурат напротив отеля. Вкушали жареных черноморских бычков. Мелкая косточка застряла в горле, и все никак не хотела проскакивать – чем только я ее не уедал и не упивал. Впрочем, через день все-таки проскользнула.

А вот Одесса застряла в сердце и похоже надолго.

Суперлак.

Рассказывает Виолетта Минина (вольный пересказ мой) Кажется где-то на Привозе:

- Да купите мои лак, это лучшие лаки в мире, да что там в мире, во всей Одессе. Вы нигде не найдете таких, это импортный товар прямо с Арнаутской. Вы покрасите им ногти и не сможете его оторвать. Это суперлак - вы оторвете его только с ногтями.
- А зачем мне такой лак, который я потом не смогу смыть?
- Да шо вы переживаете! Ведь я продам вам супержидкость для снятия этого лака!